06.27.2017 23:05
XƏBƏR MENYUSU
Axtar
...
№ 1
2004-cü ilin dekabr ayından çıxır.
Təsisçi
Azərbaycan Beynəlxalq Avtomobil Daşıyıcıları (ABADA) İctimai Birliyi
Azərbaycan Respublikası Ədliyyə Nazirliyi Hüquqi Şəxslərin Dövlət Qeydiyyatı üzrə Bakı Bölgə Şöbəsində 16 sentyabr 2004-cü il tarixdə dövlət qeydiyyatına alınmışdır.

ŞƏHADƏTNAMƏ: 0104-P72-40981

Международное морское право в контексте 25-тилетия принятия Конвенции ООН по Морскому праву 1982 г

А.Н. ШЕМЯКИН

Доктор юридических наук, профессор,декан факультета морского права

Одесской национальной морской академии

(Украина – Одесса)

За истекшие 25 лет Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. не только показала себя основой для национальной, региональной и общемировой деятельности и сотрудничества в морском секторе, но и продемонстрировала, что устанавливаемый ею правовой режим обладает достаточной гибкостью, которая, обеспечивая его прочность на перспективу, дает в то же время возможность решать новые задачи. Конвенция широко признается международным сообществом в качестве правовой базы, с опорой на которую должна осуществляться вся деятельность в Мировом океане

Мировой океан ad initio mundi служит человеку в качестве бескрайнего водного пути и источника всевозможных видов ресурсов. Его влияние на развитие цивилизации трудно переоценить.

Еще в конце XIX века в работах известного ученого, профессора Лозаннского университета Л.И. Мечникова была обос­нована географическая теория развития современного общества, и аргументированы этапы эволюции-цивилизации с точки зрения освоения человеком океанов, морей и рек [1]. В настоящее время, по данным ООН в прибрежной зоне шириной до 100 км проживает более половины всего населения земного шара и по прогнозам, к 2025 г. его доля увеличится до 75% [2, стр. 5].

С целью обеспечения правопорядка в Мировом океане, принято огромное количество международных нормативных актов, однако центральное место в системе источников международного морского права занимает Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. (UNCLOS), получившая название Конституции океанов.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. вобрала в себя целый ряд международных обычаев и положений, содержащихся в Женевских конвен­циях 1958 г., отдельные из которых были уточнены и дополнены. В то же время, участники III Конференции ООН по морскому праву, принимая во внимание новые факторы международного развития ввели ряд новых категорий морских пространств и закрепили в Конвенции 1982 г. правовой режим их использования. В частности, к таковым морским пространствам относятся: исключительная экономическая зона, Район (дно морей и океанов за пределами национальной юрисдикции), проливы, используемые для международного судоходства, архипелажные воды.

Принятие Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. справедливо рассматривается мировым сообществом, как значительный вклад в прогрессивное раз­витие и кодификацию международного морского права, в дело укреп­ления правопорядка в Мировом океане и международной безопасности.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. вступила в силу 16 ноября 1994 г., спустя 12 месяцев, после того как ее ратифицировали 60 государств [3]. По состоянию на 7 августа 2007 г. участниками Конвенции является 155 государств, что составляет более 80% всех государств земного шара [4]. Участниками Конвенции 1982 г. являются не только прибрежные, но и значительное количество внутриконтинентальных государств, не имеющих выхода к морю (Австрия, Боливия, Монголия, Непал и др.). В апреле 1998 г. к Конвенции присоединилось Европейское экономическое сообщество. Украина ратифицировала Конвенцию 3 июня 1999 г. [5]. В данном случае интересным фактом является то, что из пяти прикаспийских государств участником Конвенции является лишь только Россия. На наш взгляд, такая ситуация совсем не логична, т.к., с одной стороны, существует не решенная на сегодняшний день проблема правового статуса Каспийского моря, с другой, это вопрос доступа прикаспийских государств к просторам Мирового океана согласно части Х. Конвенции 1982 г., которая называется "Право государств, не имеющих выхода к морю, на доступ к морю и от него и на свободу транзита".

Решив на международно-договорном уровне значительную часть проблем во взаимоотношениях государств в сфере использования Мирового океана и морского дна, Конвенция 1982 г., тем не менее, по многим вопросам установила лишь общие принципы. Поэтому в дальнейшем возникла необходимость в принятии целого ряда дополнительных конвенций и соглашений касающихся специфических аспектов международного морского права. Примером тому может служить: Конвенция ООН об условиях регистрации судов 1986 г., Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морско­го судоходства 1988 г., Соглашение 1994 г. об имплементации части XI Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; Соглашение 1995 г. об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управления ими и др.

Положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., как отмечал заместитель Генерального Секретаря ООН С. Нандан на XIV Международной конференции "Мир на морях", отображают "хрупкое равновесие интересов различных групп государств", поэтому "следует охранять и развивать эти положения и, что еще важнее, упрочить их через госу­дарственную практику и договорное право. Было бы упрощением го­ворить, что они являются частью обычного международного права. Если бы это было так, не было бы нужды в таких хрупких компромис­сах и, по сути дела, в самой Конвенции" [6, стр. 145]. Поэтому одной из важнейших задач, которая стоит, как перед государствами, так и самой Организацией Обьединенных Наций, является содействие одинаковому и последовательному применению положений Конвенции во внутреннем праве и практике государств. Такой процесс не всегда простой, так как в значительной мере обусловлен необходимостью принятия новых или пересмотром существующих национальных нормативных актов, а иногда и необходимостью внесения изменений в конституцию государства [7]. Но другого пути нет, так как такая ситуация, когда государства, подписав и даже ратифицировав Конвенцию, не вносят изменения в национальные нормативные акты, противоречащие Конвенции 1982 г., или же, принимают новые нормативные акты, противоречащие Конвенции, приводит к утрате Конвенцией ее значимости. Такой "практике государств, подписавших Конвен­цию, не может быть никакого юридического оправдания" [8, стр. 86].

По этому поводу следует отметить, что в последние годы наметилась четкая тенденция к приведению государствами своего национального законодательства в соответствие с положениями Конвенции. Так, например, если по состоянию на 1 июля 1974 г., когда на III Конференции ООН по морскому праву велась наиболее острая борьба по поводу ширины территориального моря, 19% прибрежных государств (почти каждое пятое государство) имели ширину территориального моря свыше 12 морских миль, то в настоящее время количество таких государств уменьшилось более чем в два раза и составляет 9%. Значительное количество государств воспользовавшись преи­муществами Конвенции, установили свои прилежащие и исключительные экономические зоны. Так, прилежащую зону установили 66 государств, исключительную экономическую зону – 110.

Еще одна из наиболее актуальных проблем требующих решения, связана с тем, что при ратификации или присоединении к Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., более 50 государств выступили с соответствующими декларациями или заявлениями предусмотренными положениями ст. 310 Конвенции. Однако, к сожалению, часть этих деклараций и заявлений в некоторых случаях противоречат отдельным положениям Конвенции, нарушая ее целостность. Поэтому, стремясь к скорейшему решению этой проблемы, Генеральная Ассамблея постоянно призывает государства обеспечить, чтобы все декларации и заявления, с которыми они выступили или выступают при подписании Конвенции 1982 г., ее ратификации или присоединении к ней, соответствовали ей, и отозвать те свои декларации или заявления, которые ей не соответствуют [9, с. 13]. Категории деклараций и заявлений, которые, как правило, считаются не соответствующими статьям 309 (о запрещении оговорок) и 310, перечислены в пункте 16 доклада о Мировом океане и морском праве (A/54/429). В частности, такими признаются декларации и заявления, касающиеся исходных линий, проведенных не в соответствии с UNCLOS; декларации и заявления, предусматривающие уведомительный или разрешительный характер права мирного прохода торговых судов и военных кораблей в территориальном море прибрежного государства. А также декларации и заявления, не отвечающие требованиям UNCLOS касающимся: проливов, используемых для международного судоходства, включая право транзитного прохода; вод государств архипелагов, включая архипелажные исходные линии и архипелажный проход по морским коридорам; исключительной экономической зоны или континентального шельфа и их делимитации; а также декларации и заявления, в которых толкование или применение UNCLOS ставится в зависимость от национальных законов и постановлений, включая конституционные положения.

Существенное влияние на генезис международного морского права оказывает интенсивное раз­витие науки и техники. Поэтому, как отмечает А. Д. Купер, "в истории бурного развития технологии отчетливо проступают пе­риоды, когда имеет место уже не простое количественное попо­лнение методов и способов производства, а революционные изменения качест­венного характера, которые влекут за собой весьма важные социаль­ные и эконом­ические последствия" [10, стр. 137]. Эти революционные изменения выступают в роли материальных источников, которые способствуют развитию структуры и содержания права пользования морем.

Проблема загрязнения Мирового океана, которая, начиная с середины XX века, вызвала большое беспокойство, но на каком-то этапе была отодвинута другими важными проблемами, снова выходит в центр международного внимания. Эта проб­лема обостряется относительно загрязняющих веществ, которые попадают в море, как с судов, так и с береговых объектов на которые приходится до 80% загрязнения. Загрязнение моря превращается в серьезную угрозу для здоровья людей: в результате его заражаются морские организмы, ухудшается качество прибрежных вод.

К очень тревожным факторам в последние годы, относится рыбопромысловая деятельность в виду проблемы чрезмерной экс­плуатации рыбных запасов. По прогнозам Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (FAO) мировой промысел рыбы в 2010 г. возрастет до 107-144 миллионов тон, из которых 30 миллионов тонн пойдет на корм животным [2, cтр. 13]. В же время, более чем для миллиарда людей, главным образом в развивающихся странах, рыболовство является основным источником белка.

Что касается судоходства, то последствия его глобализации сказываются, в первую очередь, в увеличении количества судов, которые плавают под флагами стран открытой регистрации [11]. Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD) считает так называемые "удобные флаги" значительной проблемой, и выражает озабоченность по поводу неэффективности Конвенции ООН об условиях регистрации судов 1986 г., в которой была сделана первая попытка развития положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. относительно "реальной связи" между судном и государством флага. С ее точки зрения, чтобы гарантировать надлежащее обеспечение соблюдения "реальной связи", необходимо предусмотреть наличие между государством флага и ее судном экономическую и юридическую связь [12, стр. 148]. В этой связи в своих резолюциях по Мировому океану и морскому праву Генеральная Ассамблея неоднократно настоятельно призывала государства флага, не имеющие действенной морской администрации и надлежащей правовой базы, создать или укрепить необходимые инфраструктурные, законодательные и правоприменительные возможности, добиваясь эффективного соблюдения своих международно-правовых обязатель­ств, реализации этих обязательств и обеспечения их исполнения, а пока этого не будет сделано, подумать над тем, чтобы отклонять просьбы о предоставлении новым судам права плавать под их флагом, временно закрыть свой регистр либо не открывать его [13, стр. 25].

Вместе с развитием судоходства активизируется преступность на море. Незаконные акты направленные против безопасности судоходства обходятся морской отрасли мил­лионными потерями, подвергая в то же время опасности жизнь моряков, и побуждают к дальнейшей попытки решения этой проблемы на международно-договорном уровне. Именно эти обстоятельства спо­соб­ствовали внесению в 2005 г. из­менений в Конвенцию о борьбе с не­­законными актами, направ­лен­ными против безопасности морско­го судоходства (SUA Convention 88), и Протокол о борьбе с незаконными актами, нап­равленными против безопасности стационарных плат­форм, распо­ложенных на конти­нентальном шельфе (SUA Protocol 88)

Продолжает оставаться очень острым вопрос незаконного ввоза мигрантов и проблема "безбилетных пассажиров". В сфере незаконного ввоза мигрантов в 2000 г. был принят Протокол против неза­конного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющий Кон­­венцию ООН против транс­национальной организованной прес­тупности. Вопрос о "безбилетных пассажирах" на международно-до­го­ворном уровне решить пока не удается. Конвенция о перевозке безбилетных пассажиров, которая была принята в 1957 г. оказалась "мертворожденной" [14]. Для урегулирования этой проблемы Ассамблеей Международной морской организации (IMO) была принята резолюция А.871(XX), в которой содержится "Руководство по распределения обязанностей в поиске успешного решения проблемы безбилетных пассажиров" [15]. Однако эта проблема с каждым годом продолжает обостряться. В 2006 г. было отмечено беспрецедентно высокое число людей, которые скрытно пересекали государственные границы, воспользовавшись для этого морским путем. Например, только в Йемен прибыло из Сомали более 23 тыс. человек, более 35 тыс. незаконных мигрантов были доставлены за первые 10 месяцев 2006 г. в Испанию. Более чем втрое, по сравнению с 2005 г. выросло и число безбилетных пассажиров. В частности, зафиксировано 244 случая, в которых фигурировало в общей сложности 667 безби­летников [16, стр. 28]. Поэтому возникает необходимость активизировать международные ус­и­­лия по борьбе с такими преступлениями на море и повысить эффективность наблюдения и правоохранительных мероприятий. В сфере "безбилетных пассажиров" требуется принятие соответствующей конвенции.

Интенсивное формирование все­мирного рынка труда моряков, происходящее на фоне глобализации международного судоходства, способствовало принятию под эгидой Международной организации труда (ILO) Сводной конвенции о труде в морском судоходстве 2006 г. Конвенция объединяет 68 существующих конвенций и рекомендаций МОТ, принятых начиная с 1920 г., в единое соглашение, которое, как сказано в преамбуле базируется на ст. 94 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. устанавливающей обя­занности и обязательства государства флага в отношении ус­ло­вий труда, комплектования эки­пажей и социальных вопросов на борту судов, плавающих под его флагом.

Таким образом, не смотря на существующие на сегодняшний день проблемы связанные с обес­печением правопорядка в Мировом океане следует признать значимость Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. в этой сфере. В данном случае вполне уместно вспомнить Генерального Секретаря ООН который в дополнении к своему докладу "Мировой океан и морское право" на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН отмечал, что за истекшие 25 лет Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. не только показала себя основой для национальной, региональной и об­щемировой деятельности и сотрудничества в морском секторе, но и продемонстрировала, что устанавливаемый ею правовой ре­жим обладает достаточной гиб­костью, которая, обеспечивая его прочность на перспективу, дает в то же время возможность решать новые задачи. Конвенция широко признается международным сообществом в качестве правовой базы, с опорой на которую должна осуществляться вся деятельность в Мировом океане [17, стр. 7].

 

 

Ссылки и примечания:

             1. Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. Географическая теория развития современного общества: Пер. с франц. – СПб., 1898. – 206 с.

2. Oceans: The Source of Life. United Nations Convention on the Law of the Sea – 20th Anniversary. New York: UN, 2003. – 18 p.

3. Шестидесятым государством, ратифицировавшим 16 ноября 1993 г. Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. была Гайана.

4. По состоянию на 7 августа 2007 г. не являются участниками Конвенции 1982 г.: Азербайджан, Андорра, Афганистан, Бурунди, Бутан, Венесуэла, Демократическая Народная Республика Корея, Доми­никанская Республика, Иран, Ка­захстан, Камбоджа, Конго, Кыргызстан, Либерия, Ливийская Арабская Джамахирия, Лихтенштейн, Малави, Нигер, Объединенные Арабские Эмираты, Перу, Сальвадор, Сан-Ма­рино, Свазиленд, Сирийская Арабская Республика, Соединенные Штаты Америки, Таджикистан, Таиланд, Тимор, Туркмения, Турция, Узбекистан,   Централ­ьноафриканская Республика, Чад, Швейцария, Эквадор, Эритрея, Эфиопия.

5. Про ратифікацію Конвенції Організації Об'єднаних Націй з морського права 1982 року та Угоди про імплементацію Частини XI Конвенції Організації Об'єднаних Націй з морського права 1982 року. Закон України від 3 червня 1999 р. № 728-XIV // Відомості Верховної Ради України. – 1999. – № 31. – Ст. 254.

6. Нандан С. Современные тен­­­­денции в развитии морского права // Морской транспорт и международное судоходство: пра­вовые и экономические проблемы. XIV Международная конференция "Мир на морях". – М.: В/О "Мортехинформреклама", 1990. – С. 145-150.

7. Шемякін О., Благодель­ський С. Імплементація міжнародних норм і стандартів у сфері використання Світового океану: деякі сучасні проблеми // Право України. – 2004. – № 4. – С. 142-145.

8. Котляр В. С. Перспективы Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. // Морской транспорт и международное судоходство: пра­вовые и экономические проб­лемы. XIV Международная конференция "Мир на морях". – М.: В/О "Мортехинформреклама", 1990. – С. 84-86.

9. Мировой океан и морское право / Резолюция UN A/RES/56/58 от 9 марта 2001 года. – 165 с.

10. Купер А. Д. Будущее развитие международного морского транспорта и морское право // Морской транспорт и меж­дународное судоходство: правовые и экономические проблемы. XIV Международная конференция "Мир на морях". – М.: В/О "Мортехинформреклама", 1990. – С. 137-144.

11. O’Neil W. IMO – Globalization and the Role // IMO News. – 2001. – № 1. – P. 4-5.

12. Мировой океан и морское право: Доклад Генерального Секретаря ООН / Док. UN A/59/63 от 5 марта 2004 г. – 162 c.

13. Мировой океан и морское право: Доклад Генерального Секретаря ООН / Док. UN A/61/63 от 10 марта 2006 г. – 106 c.

14. Конвенция о безбилетных пассажирах // Судоходство. – 1994. – № 10‑12. – С. 63-64.

15. Guidelines on the allocation of responsibilities to seek the successful resolution of stowaway cases / Resolution IMO A.871(XX) adopted on 27 November 1997.

16. Oceans and the law of the sea: Report of the Secretary-General / Doc. UN A/62/66. 12 March 2007. – 106 p.

17. Oceans and the law of the sea: Report of the Secretary-General. Addendum / Doc. UN A/62/66/Add.1. 31 August 2007. – 83 p.

 

BEYNƏLXALQ DƏNİZ HÜQUQU DƏNİZ HÜQUQU ÜZRƏ 1982-ji il BMT KONVENSİYASININ QƏBUL EDİLMƏSİNİN 25 İLLİYİ KONTEKSTİNDƏ

 

ŞEMYAKİN A.N.

Hüquq elmləri doktoru, professor, Odessa Milli Dəniz Akademiyasının

«Dəniz hüququ» fakültəsinin dekanı.

 

Dəniz hüququ üzrə 1982-ci il BMT Konvensiyası ötən 25 il ərzində özünü dəniz sektorunda milli, regional və universal fəa­liyyətin və əməkdaşlığın təməli kimi göstərmişdir. Konvensiyanın müəy­yənləş­dir­diyi hüquqi rejim qarşıya qoyulan və perspektiv məsələlərin həll edilməsinə qadirdir. Konvensiya beynəlxalq birlik tərəfindən Dünya okeanında fəaliyyətin həyata keçir­ilməsinin hüquqi bazası kimi geniş şəkildə tanınır.

 

INTERNATIONAL MARITIME LAW  IN THE CONTEXT OF  25 TH  ANNIVERSARY OF ACCEPTANCE THE CONVENTION OF THE UNITED NATIONS ORGANIZATION BY MARITIME LAW 1982.

 

A.N.SHEMAKIN

Doctor of law, professor, dean of maritime law faculty in Odessa National Academy of Marine (Ukraine-Odessa).

 

For the expired 25 years of the convention of the United Nations on a maritime law 1982 not only has proved to be the basic for national, regional and universal activity and cooperation in marine sector, but also has shown, that the legal regime

established by her possesses suf­ficient flexibility which providing its strength on prospect, enables to solve new problems at the same time. The convention widely admits the international community as legal base, with a pillar on which all activity in the Ocean should be carried out.

 

 

MÜNDƏRİCAT

 
The chairman of scientific council


PAŞAYEV A.M.

Hava haqqında
Diqqət

Müəlliflə redaksiyanın mövqeyi uyğun olmaya bilər.

Göndərilən əlyazmalar, fotolar geri qaytarılmır.