05.22.2017 19:38
XƏBƏR MENYUSU
Axtar
...
№ 1
2004-cü ilin dekabr ayından çıxır.
Təsisçi
Azərbaycan Beynəlxalq Avtomobil Daşıyıcıları (ABADA) İctimai Birliyi
Azərbaycan Respublikası Ədliyyə Nazirliyi Hüquqi Şəxslərin Dövlət Qeydiyyatı üzrə Bakı Bölgə Şöbəsində 16 sentyabr 2004-cü il tarixdə dövlət qeydiyyatına alınmışdır.

ŞƏHADƏTNAMƏ: 0104-P72-40981

Научные дискуссии о факторах и критериях определения международно-правового статуса Каспийского моря

 

Вследствие распада Советского Союза и появления новых суверенных государств вдоль Каспийского моря, правовой статус этого моря стал одной из наиболее спорных проблем, стоящих перед регионом. По мнению иранского ученого Хумана Афшара, обнаружение в этой зоне большого количества залежей нефти находящихся под морским дном, а также месторождений газа увеличило необходимость решения двойного вопроса, касающейся правового статуса моря и соответствующих прав на разработку месторождений.
Согласно позиции казахстанского ученого А.А.Салимгерея "правовой статус Каспийского моря испокон веков принадлежал к разряду sui generis. Целое с Балтийским и Черным морями Каспий составляет посредством системы каналов рек Волги и Дона, и по международному праву ни частью мирового морского пространства, ни акваторием открытым для международного судоходства не является. С учетом этого, Каспийское море находится вне сферы действия существующих положений международного права по открытому судоходству и военно-морским зонам. Точно так же, неприменимыми в данном случае оказываются и постулаты Третьей Конференции ООН по морскому праву, касающиеся территориальных под, смежных зон, эксклюзивных экономических районов и континентального шельфа. Ссылок на указанные понятия международного морского права в соглашениях и договорах, заключенных двумя сторонами не имеется .
В советский период проблема определения международно-правового статуса по сравнению с международно-правовым режимом Каспийского моря была не столь актуальна, поскольку оно практически de facto принадлежал СССР.
Эту же идею констатирует З.Габиева, которая указывает, что с 1920 по 1991 г. лишь два государства - Советский Союз и Иран - имели выход к Каспийскому морю. И его правовой статус основывался на нескольких договорах, заключенных между этими странами. С появлением новых прибрежных государств стало гораздо труднее решать пограничные проблемы и правовые вопросы, касающиеся рыболовства, разведки морского дна, эксплуатации водоема, правил использования его энергетических ресурсов.
"О новом статусе, отмечает она, заговорили не сразу после распада СССР, а лишь в начале 1992 г., когда Иран выступил с инициативой создания Организации регионального сотрудничества прикаспийских государств. В дальнейшем, в 1993-1994 гг., геостратегическая и ресурсная составляющая региона обусловили непрекращающуюся в течение ряда лет дискуссию по выработке вариантов статуса Каспия. Когда же международные проекты в области разведки энергоносителей в регионе приобрели практические очертания, вопрос правового статуса получил еще большую остроту".
В юридической и политической литературе отмечается, что вопрос о статусе Каспия актуализировался благодаря настойчивым действиям независимой Азербайджанской Республики.
Все рассуждения об изменении статуса Каспия носили теоретический характер до тех пор, пока Азербайджан без согласования своих позиций с остальными прикаспийскими государствами не приступил к разработке углеводородных месторождений в своей зоне, привлекая при этом к реализации своих проектов нефтяные компании третьих стран. Несколько позднее по этому же пути пошли Казахстан и Туркменистан, которые объявили международные тендеры на участки дна у своих берегов в целях разведки и разработки углеводородных ресурсов.
С подобной позицией соглашается казахстанский ученый М.Нургожин, который отмечает, что не будь седой Каспий кладезем нефтяных запасов - не было бы и особых проблем при определении его юридического статуса. Он пишет: "Статус - это границы, границы - это раздел сфер влияния, а любой раздел завершается тем, что кто-то оказывается в большем выигрыше, а кто-то в меньшем. Каспийская игра вышла далеко за пределы Прикаспийского региона. Здесь сошлись интересы Москвы, пытающейся сохранить доминирование на постсоветском пространстве, интересы Запада, стремящегося обеспечить себя бесперебойным потоком нефти в следующем столетии, интересы новых независимых государств, рассчитывающих в недалеком будущем расплачиваться по долгам с помощью нефтедолларов. Казахстан не мог задавать тон в этом процессе, однако его политическая роль была важна для принятия компромиссных решений: в силу геополитических факторов мы не могли позволить себе гордой отстраненности от мнения Москвы и в то же время не желали терять ни барреля нефти у своих берегов".
Примерно с тех же позицией выступает другой казахстанский автор, А.Бекмаганбетова. Она считает, что вопрос о новом статусе моря с образованием на его берегах после распада СССР сразу четырех независимых государств, возможно, не возник бы, если бы не обнаруженные в недрах Каспия значительные запасы углеводородного сырья. По прогнозам, они составляют 15-18 миллиардов тонн условного топлива (10-11 млрд тонн нефти). Это, конечно, не Персидский залив, но запасы достаточно внушительные, сравнимые с запасами Северного моря или Западной Сибири.
Международный хозяйственно-экономический фактор несомненно был и может быть остается главным в вопросе активизации прикаспийских государств по определению правового статуса этого водного объекта. Но думается, что не просто хозяйственно-экономическая деятельность обусловило продвижение переговоров по статусу Каспия.
Совершенно прав казахстанский дипломат, который долгие годы участвовал на каспийских встречах по статусу выдвигая на передний план вопрос о собственности в виде Каспийского участка. "Появление новых прикаспийских государств и изменившаяся геополитическая ситуация, отмечает А.А.Абишев, вынесла на передний план вопрос о межгосударственной принадлежности Каспийского моря, а в этой связи и проблему определения международно-правового статуса этого водоема в новых условиях. Не определив международно-правовое положение Каспия, невозможно установить тот или иной международный правопорядок как по общим, так и по отдельным вопросам. В первую очередь, это касается вопросов собственности и эксплуатации ресурсов морского дна. Неравномерность распределения нефтегазовых ресурсов в недрах под акваторией Каспия является объективной причиной разногласий в вопросе определения правового статуса Каспийского моря. С обретением суверенитета в государствах этого региона сложилось ясное понимание того, что реальная независимость во многом будет определяться тем, насколько свободно можно будет распоряжаться собственными энергоресурсами".
По мнению казахстанского ученого А.Нурша "основой принятия правового статуса, вероятно, будет определенный итог дипломатической борьбы за каспийскую нефть, закрепляющий национальные интересы доминирующих участников борьбы".
Признает правильным эту версию Ю.Е.Федоров, но с одной оговоркой, которая по сути меняет ход его мыслей в вопросе факторов определения правового статуса Каспия. Так, он соглашается с тем обстоятельством, что "…юридический статус Каспийского моря непосредственным образом связан с правом собственности на его углеводородные ресурсы, точнее на их залежи, находящиеся под его дном. Являются ли эти ресурсы общей собственностью всех прибрежных государств или же они принадлежат тому из них, в чьем секторе моря они находятся? В юридическом плане ответ на этот вопрос зависит от того, будет ли Каспий признан морем, озером или неким уникальным "внутриконтинентальным водоемом" с особым правовым положением".
Таким образом, выделяются два фактора: территориальный и экономический, которые послужили основанием для возникновения дебатов как между государствами, так и научными школами относительно характера определения международно-правового статуса Каспийского моря. Оба направления в научном созерцании правового статуса Каспия активно участвуют в научных дискуссиях относительно и названия, и собственности (т.е. фактора принадлежности), а также форм деятельности в регионе и акватории водного бассейна.
Тем не менее, не определив статус Каспия "…прикаспийские государства стремятся как можно скорее приступить к разработке морских нефтегазовых месторождений, чтобы улучшить общеэкономическую ситуацию, привлечь иностранные инвестиции. Сдавать, что называется, в общий котел ресурсы, которые новые государства считают своими, они не захотели, и поэтому был поднят вопрос о разделительных линиях на Каспии".
Совершенно прав французский юрист Ришар Миз, который указывает, что юридические неточности, оказывающие давление на экономическое развитие, в основном проистекают из-за отсутствия соглашения о региональном и глобальном сотрудничестве между пятью прибрежными государствами и занятых ими различных позиций относительно не только правового статуса Каспийского моря, но и права, которое может быть применено при делимитации вод и подземных недр. "Смысл дебатов, отмечает он, заключается в том, чтобы узнать будет ли разграничение суверенитетов или юрисдикции над Каспийским морем и управление его ресурсами осуществляться по принципу "общие блага" или "разделенные блага". Ситуация усложняется политическими, экономическими, юридическими проблемами, связанными с транспортировкой ресурсов к рынкам потребления через территорию неприбрежных государств. Так дан повод к влиянию третьих государств на разрешение спора. Вопросы о том, кому принадлежат энергетические ресурсы Каспийского моря и как их транспортировать, лежат в сердце экономического прогресса прибрежных государств и более, чем актуальны".

Следует согласиться Р.Мизом, относительно того, что политический (геополитический) критерий также имеет весьма существенное значение в деле определения статуса Каспия.
Весьма интересен и любопытен с этой точки зрения определение статуса Каспия данное Советский Энциклопедией. В ней указывается: "Каспийское море иногда рассматривается как озеро, однако подобное определение является неточным, поскольку исходя из его размеров, характера и исторического процесса образования оно является морем". Как известно, дискуссия - море или озеро? - не является чисто научной, так как бассейн Каспия, а также прилегающая к нему территория является одним из богатейших резервуаров залежей нефти и газа в мире, а вместе с тем и сложным переплетением экономических и геополитических интересов как прибрежных стран так и великих держав. В зависимости от того, как будет разрешен вопрос статуса Каспия, прибрежные государства будут определять свою политику в области эксплуатации ресурсов и их транспортировки, экологии, навигации, что может в конечном итоге привести либо к усугублению межгосударственных конфликтов, либо наоборот к более тесному сотрудничеству.
Иранский ученый М.Р.Дабири добавляет к этому списку свой географический фактор. И поэтому он считает, что "Каспийское море всегда имело sui generis статус", что практически приравнивает его к кондоминиуму. Географическое единство площади Каспия не позволяет его делить и поэтому оно находится в общей собственности. Об этом свидетельствует "буква и дух соглашений, заключенных между Ираном и бывшим СССР, которые юридически определяют Каспийское море как кондоминиум".
По мнению Ю.Г.Барсегова, "Статус Каспия - своего рода исключение, основанное на его специфике как внутриконтинентального моря. Общие принципы и нормы международного морского права могут действовать на этом пространстве только постольку поскольку они не противоречат его статусу внутриконтинентального моря". Интересно Ю.Г.Барсегов при этом не уточняет определение внутриконтинентального моря, и тем самым заводить в тупик вопрос определения международно-правового статуса Каспия.
Более осторожен в оценке правового статуса Каспийского моря Ю.Е.Федоров: "Определение международно-правового статуса Каспия не может не опираться на имеющиеся общепризнанные положения и нормы международного права, содержащиеся как в многосторонних международных соглашениях, так и в сложившейся практике межгосударственных отношений. При этом прежде всего необходимо дать ответ на вопрос - является ли Каспий морем или озером? Значение этого вопроса определяется тем, что правовой режим замкнутых морей и международных озер существенно различен.
Еще более корректен в этом вопросе известный российский ученый А.А.Ковалев, совершенно правильно он отмечает, что "правовой статус Каспийского моря на протяжении ряда десятилетий квалифицировался учеными в основном по двум категориям:
1) закрытое море;
2) пограничное озеро.
От правовой классификации Каспия в качестве закрытого моря или пограничного озера зависит правовой режим Каспия, права и обязанности прикаспийских государств".
Довольно долгое время в юридической литературе шла бурная дискуссия по вопросу о размежевании и дефиниции таких понятий, как "пограничное озеро" и "закрытое море" применительно к Каспийскому морю.
Полагаем, что прав итальянский ученый Сезаре Романо, призывающий серьезно подходить к вопросу определения статуса Каспия: "однако, даже грубый анализ этой путаницы показывает, что нельзя просто рассматривать статус Каспийского моря как моря или международного озера, не считая географические, исторические, юридические особенности. На самом деле, различным ситуациям соответствуют различные режимы.
По заключению Ришара Миза, при определении статуса Каспия необходимо также учитывать собственность ресурсов Каспийского моря, стоимость их выработки и транспортировки на рынки в рамках необходимой защиты ресурсов и окружающей среды являются целями не только государств, но и нефтяных и газовых компаний. Однако, к юридическим неточностям, связанных со статусом Каспийского моря, добавляется также "…неясность, вытекающая из разделения вопросов делимитации моря и определения его статуса".
Как отмечает Сезаре Романо международно-правовой статус Каспийского моря не зависит от принципов jus cogens, т.е. для него пока не разработаны общеобязательные нормы и поэтому "прибрежные государства свободны в его определении в любой момент соглашением между ними, специальным или подразумеваемым. Так как действующий статус стал недостаточным и неадекватным перед лицом новой реальности, он должен быть заменен другим в соответствии с принципом cessante ratione legis, lex ipsa cessat. Единственный прочный юридический статус для Каспия - статус, позволяющий равномерное развитие всех прибрежных государств и справедливое использование естественных ресурсов. Такой статус может быть только результатом свободного соглашения между всеми прибрежными государствами.
Как известно, начиная с 1992-1993 гг. прикаспийские государства начали выдвигать один за другим несколько проектов по определению международно-правового статуса Каспийского моря. Однако последняя версия проекта статуса появилась в конце 90-х годов (российский проект), который затем стал рабочим документом СРГ в начале XXI века. Зная это известный российский ученый А.Л.Колодкин считает, что "проект конвенции о статусе Каспия должен определить Каспий как пространство, находящееся в общем пользовании, - "global common". Однако пока решается вопрос о статусе, уже в настоящее время может быть выстроен четкий правовой режим Каспия. Вполне понятно, что Договор между РСФСР и Персией 1921 г. и Договор о торговле и мореплавании между СССР и Ираном 1940 г., хотя и содержат некоторые важные и действующие до сих пор положения (например, право плавания на Каспии судов только под флагом одного из прикаспийских государств), в целом уже не отвечают современным условиям". По его мнению, "уже подготовлен ряд проектов договоров по различным видам деятельности, причем в значительной степени согласованных между прикаспийскими странами".
Не соглашается с А.Л.Колодкиным Ю.Г.Барсегов. он пишет: "Отвергая существующий статус и не заменяя его другими юридически полноценным статусом, учитывающим специфику этого моря, прикаспийские государства создают условия для действия общих принципов и норм международного права как альтернативы отвергаемому статусу".
Цепляясь за старый, недействующий, неполноценный, к тому же бесперспективный статус Каспийского моря определенный советско-иранской первой половины ХХ века Ю.Г.Барсегов, превращает процесс формирования нового в непроходимый барьер: "статус Каспия, как и других пространств общего пользования, может меняться только в порядке, установленном международным правом. Всякое изменение или корректировка этого статуса предполагают согласие всех прибрежных государств, как тех, которые устанавливали этот статус - Ирана и России, так и тех новых государств - бывших республик СССР, от имени которых этот статус принимался.
Односторонние действия, идущие в разрез с существующим статусом Каспия, в том числе и прежде всего акты присвоения его пространств или установления в них исключительных ресурсных прав, могут и-должны рассматриваться как нарушение международного права".
В эту дискуссию вносит ясность Сезаре Романо, который совершенно справедливо отмечает, что "желание определить права и обязанности дедуктивным умозаключением, начиная с квалификации Каспийского моря как моря или озера, в широком смысле напрасное действие. Только заключение соглашения между всеми прибрежными государствами Каспийского моря является приемлемым для того, чтобы заполнить важные пробелы его юридического режима и положить конец неадекватности, обнаруженной перед лицом вызовов XXI века".
Далее заключает он о том, что "вопрос о статусе Каспийского моря - это типичный юридический спор.
Свою версию в случае определения статуса выдвигает Р.Миз: "что они могли бы рассмотреть на этих переговорах? В случае совместной собственности, государства могли бы учредить региональную организацию по сотрудничеству, управлению, разработки ресурсов недр и вод Каспийского моря. Они могли бы отказаться от статуса неразделенной собственности. В рамках делимитации, вопрос может состоять в том, должна ли она осуществляться по принципу распределения ресурсов на равные части или по принципу справедливого результата. Другое решение может заключаться в разделении Каспийского моря на исключительные экономические зоны для каждого государства и неразделенную зону, управляемую коллективно. Стороны будущего международного договора о правовом статусе Каспийского моря могли бы кроме того рассмотреть последний вклад Международного Суда Правосудия в международное право среды".
Поэтому "Международно-правовой статус Каспия, оформленный договорами прикаспийских государств - России (СССР) и Ирана отмечает Ю.Г.Бпрсегов, обрел самостоятельное существование. Поэтому обязывающая сила статуса Каспия как пространства общего пользования не зависит от преемства - перехода прав и обязанностей бывшего СССР к постсоветским странам. Если даже исходить из ложной посылки, будто статус Каспия не имел самостоятельного правового бытия и существовал только на основе договоров между СССР и Ираном, то и в этом случае он не исчез вместе с исчезновением одной из двух стран: государства-правопреемники СССР в соответствии с нормами международного права обязаны соблюдать статус, созданный этими договорами, так как международное право связывает государства-правопреемников территориальными обязательствами по международным договорам государства-предшественника.
К сожалению эту ошибочную не имеющую перспективу позицию продолжает защищать А.М.Бутаев. Согласно его позиции, международно-правовой режим Каспийского моря, определенный советско-иранскими договорами, пока не претерпел никаких изменений. Следовательно, никакого пространственного разграничения, кроме 10-мильной прибрежной полосы, на Каспии в настоящее время не существует. Но вместе с тем, совершенно очевидно, что советско-иранский правовой режим Каспийского моря требует своего совершенствования. Сегодня все пять прикаспийских государств каждый в отдельности отстаивает свои интересы, на которых и базируются их подходы к статусу Каспия, сегодня все пять прикаспийских государств каждый в отдельности в одностороннем порядке уже раздели Каспий на национальные сектора по собственным чертежам с явным перекосом интересов в свою пользу, сегодня каждое прикаспийское государство скопило достаточное количество аргументов в пользу своей концепции статуса.

Выводы

С учетом вышеизложенного явно вытекает тот факт, что ученые также как и дипломаты не в состоянии однозначно ответить на вопросы связанные с определением международно-правового статуса Каспийского моря. Зачастую именно политики и дипломаты так серьезно запутали все карты относительно критериев и факторов на основе которых должны установиться новый статус Каспия. Например, в ст. 1 Проекта Конвенции о правовом статусе Каспий определяется как "…окруженный территориями Сторон водоем, берега которого нанесены на навигационные карты…".
Вот так, ни слова больше, ни слова меньше.
В содержании проекта Конвенции не имеется ни одного знака и предложения относительно тех критериев, факторов и элементов, которых выше отмечали известные ученые. Почему политики и дипломаты избегают желания разобраться в истинном географическом положении Каспия, в его названии, его юридического положения как геополитического объекта, а также хозяйственно-экономического назначения.
Переговоры в рамках СРГ и на уровне руководителей государств и внешнеполитических учреждений показали, что прибрежные страны не едины во взглядах на юридическое положение Каспия. Одни руководствуются политическими соображениями (Россия, Иран), другие экономическими (Азербайджан, Казахстан) и третьи амбициями и неопределенности ориентирами (Туркменистан). Поэтому они вряд ли смогут так быстро договориться о статусе Каспия пока не уточнив и уяснив ряд вопросов и мотивов, которые связаны с безопасностью и экономической выгодой.
Ранее мы уже отмечали, что для определения международно-правового статуса Каспийского моря следует уточнить его содержание, точнее слагаемые.
К ним мы относим ряд положений связанных с географическими, политическими, экономическими и другими критериями и факторами. В частности, к ним относятся:
1. Определение точного географического положения и соответственно его названия. Поэтому появляющиеся названия море или же озеро весьма важное начало в деле определения статуса Каспия.
2. Установление юридического положения (статуса) Каспия в зависимости от географического фактора. Известно, что море имеет свой статус определенный международными морскими конвенциями многостороннего (универсального) характера, а озеро иной разработанного локальной договорной практикой приозерных государств.
В этой связи следует согласиться с точкой зрения А.Нурша в том, что "проблема правового статуса не носит исключительно юридический характер… Позиции прикаспийских государств обусловлены их политическими и экономическими интересами. Национальные интересы государств объективно доминируют над юридической стороной".
3. В зависимости от экономического фактора формирование статуса кондоминиума (общая собственность), на которую применяются положения о совместной деятельности.
4. Экономический и политический факторы породили также делимитации (т.е. разграничение) Каспия на национальные сектора либо зоны. В зависимости от определения Каспия морем или озером может быть делимитирован Каспийское море.
5. Последние годы стал основополагающим и производный фактор - проблемы обеспечения военно-политической безопасности Каспийского моря. В принципе военная деятельность на Каспии относиться к составным элементам международно-правового режима Каспийского моря. Однако без обеспечения международной безопасности региона и акватории Каспийского моря, без установления соответствующих мер доверия и гарантий безопасности, без формирования основ стабильности и добрососедства между прикаспйискими государствами трудно создать новый статус Каспия, который будет означать объем прав и обязанности сторон, элементы мирной интеграции, характер собственности, а также принципы взаимной деятельности в бассейне моря.
В принципе военно-политический аргумент (критерий) как элемент международно-правового статуса Каспийского моря до сих пор учеными особо не выдвигался. В имеющихся научных позициях мы усматриваем его лишь как элемент сотрудничества и деятельности режимного характера. Никто до сих пор не отмечал, что именно благодаря выработанным военно-политическим критериям и стандартам можно будет условиться в вопросе определения будущего международно-правового статуса.
Поэтому необходимо то ли параллельно с переговорами о правовом статусе Каспия начать обсуждение стандартов и военной деятельности на Каспии либо сначала безопасности, а затем статус Каспия. Анализ позиций и действий прикаспийских государств позволяет прийти к такому очень серьезному и значимому выводу. Вопрос о безопасности и военной деятельности прикаспийских государств и даже третьих стран в бассейне моря очень уязвимый вопрос особенно для России и Ирана. Россия имела серьезную военную мощь в регионе, рассматривает каспийскую территорию своим южным военным флангом. Иран в свою очередь, взволнован желанием НАТО пробраться в регион и бассейн Каспия. И другие прикаспийские государства начали вооружаться в регионе, что свидетельствует об их беспокойстве относительно указанной проблемы.
Итак, четвертый элемент статуса - это выработка военно-политических стандартов для региона и бассейна Каспия.
Возможно договорная практика Каспия пока не признает эту модель приемлемой, недооценивая значимость указанных факторов. Однако, нам кажется что отдельные позиции этой модели апробированные автором этих строк в рамках международных конференций, в научных статьях и публикациях в СМИ не остается без внимания СРГ. Но нам кажется в практике прикаспийских государств необходимо прислушаться мнений ученых, занимающихся проблемами (в том числе юридическими и политическими) каспийского моря и использовать их богатый опыт и взгляды для процесса кодификации международно-правового статуса Каспия.
Пока же "проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря находится в стадии рассмотрения. Статус отвечает на вопрос о принадлежности морского пространства тому или иному государству. Применительно к Каспию при определении статуса необходимо учитывать: на нем нет ни территориального моря, ни исключительных экономических зон, ни континентальных шельфов (последние, в соответствии с международным правом, находятся за пределами территориального моря, которого никогда не было и нет на Каспии). Введение этих категорий в законах некоторых прикаспийских стран (например, Азербайджана, Туркменистана) не носит общего характера и не определяет статус Каспийского моря".
Дальше в работе будут исследовать научные позиции относительно географического и юридического положения Каспия, название которые ему хотят определить ученые.
Нам кажется подобная дискуссия позволит нам более точно установить, что же на самом деле Каспий: море, озеро либо кондоминиум.
Пока же идут переговоры в рамках СРГ по разработке проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Однако анализ этого весьма серьезного и уникального международно-правового документа позволяет сделать некий вывод словами все того же Сезаре Романо, о том что старый статус не отвечает вызовам XXI века, поэтому что он не должен "…касаться основных вопросов, таких как эксплуатация минеральных ресурсов, свобода коммуникаций, защита окружающий среды, поддержание мира и безопасности в регионе, и частично эксплуатацию биологических ресурсов".
Этого же мнения придерживается и казахстанский ученый-дипломат В.Х.Гиззатов.
Это означает, что новый статус должен охватить все эти вопросы. Однако проект хоть и частично охватывает эти вопросы, но они недостаточно лаконичны и не отражают полноту мыслей современных мировых знаний. Поэтому Сезаре Романо совершенно уверен, что "прибрежные государства могут заполнять пробелы только с помощью взаимного соглашения на основе существующих норм. С этой стороны, переустановление юридического статуса Каспийского моря будет явным испытанием возможности этих стран и международного сообщества в целом, сотрудничества для нахождения решения на долгий период, позволяющее прочное и справедливое развитие ресурсов региона. Вызов, который бросает Каспийское море прибрежным государствам и международному сообществу является вызовом прочного развития. Вопрос об окружающей среде в Каспийском море является очень волнующим. Почти сто лет интенсивного индустриального развития в регионе, без установления четких правил об окружающей среде, оставили тяжелое наследство для нынешних и будущих поколений. Для всех прибрежных государств ясно, что для будущего развития региона необходимо рассматривать его влияние на экосистему Каспийского моря.
Пока затягивается разрешение проблемы определения международно-правового статуса Каспия (в этом виноваты ученые также) военно-политическое положение в бассейне Каспия продолжает порождать беспокойства. Поэтому Каспий - это возможный источник потенциальных международных конфликтов.
"Каспийское море не может оставаться долго объектом споров прикаспийских государств - пишет А.Нурша. Неурегулированность этой проблемы чревата межгосударственными конфликтами в регионе и вовлечением в конфликт государств, не принадлежащих региону. Внешняя политика прикаспийских государств должна строиться с учетом экономических и политических интересов всех прибрежных государств. Правовой статус Каспийского моря должен стать надежным фундаментом для добрососедских отношений государств региона".

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Human Afshar. The Caspian dispute: is a doctrinal analysis too late or ca we turn back the hands of time? New York Law School Law Review. 2003-2004. Vol. 48. P. 759-784.
2. Салимгерей А.А. Правовой статус Каспийского моря (проблемы теории и практики). Алматы, Издательский дом КазГЮУ, 2003. с. 32-33.
3. Мамедов Р. Международно-правовой режим Каспийского моря. М., Изд-во Дипакадемии, 1989, с. 3-4.
4. Габиева З. Правовой статус Каспия. http://www.ran.su/observer/N-8-2004/8_12.HTM.
5. Мамедов Р.Ф. Нефтяная дипломатия Азербайджана. Международная жизнь. Москва,
6. Нургожин М. Пять стран, одно море и много-много нефти. http://www.dn.kz/arch/ 1998/15_98/caspy.htm.
7. Бегмаганбетова А. Мир нашему морю. Экспресс. К., 2003, 03 октября.
8. Абишев А.Е. Каспий: нефть и политика. Центр внешней политики и анализа. Алматы, 2002, с. 153-154.
9. Нурша А. Проблема правового статуса Каспийского моря во внешней политике прикаспийских государств. Вестник КазГУ. Серия международные отношения и международное право. Алматы, 2000, № 1 (3), с. 48.
10. Федоров Ю.Е. Правовой статус Каспийского моря. М., Исследование ЦМИ МГИМО, 1996, № 8, с. 3.
11. Richard Meese. La mer Caspienne: quelques problemes actuels. Revue Cenerale du Droit Public. Paris, 1999, N 2, P. 406-407, 412.
12. Witt Raczka. A sea or a lake? The Caspian's long odyssey. Central Asia Survey. 2000, Vol. 19 (2), P. 190-191.
13. Dabiri M.R. A New Approach for the Legal Regime of the Caspian Sea as a Basis for Peace and Development. Iranian Journal of International Affaires. 28-46 (Spring - Summer). 1994.
14. Барсегов Ю.Г. Каспий в международном праве и мировой политике. М., ИМЭМО РАН, 1998, с. 33.
15. Ковалев А.А. Современное международное морское право и практика его применения. М., Научная книга, 2003, с. 188.
16. Cesare P.R. Romano. The Caspian Sea Dispute: The Role of International Law. P. 3-4. http://dundee.ac.uk/cepmep/journal/html/ vol5/article5-10.html
17. Cesare P.R. Romano. The Caspian and International law: Line Oil and Water? The Caspian Sea: a Quest for Environ mental Security. Ed. W. Asher and N. Mirovitskaya. Kluwer Academic Publishers. Dordrecht/Boston/London, 2000, P. 72-73.
18. Колодкин А. Каспию нужен правовой статус, но еще больше - правовой режим. Нефтегазовый комплекс. Кортес. М., 2002, 11 ноября.
19. Бутаев А.М. Каспий: море или озеро. Махачкала, ДГУ, 1998, с. 42.
20. Проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.
21. Гиззатов В.Х. Каспий должен стать морем мира, добрососедства и сотрудничества. Внешняя политика Республики Казахстан. Сборник статей. Алматы - Москва, 1995, с. 185-186.

SCIENTIFIC  DISCUSSIONS  ABOUT  FACTORS  AND
CRITERIA  DEFINE  AN  INTERNATIONAL
LEGAL  STATUS  OF  THE  CASPIAN SEA

Rustam Fahraddin ogli Mammedov,
candidate of law, docent, head of department
International public law of  Baku State University.

The article  investigate a question about factors and criteria define an international legal status of the Caspian Sea.
Author mentioned, that a question about status of the Caspian Sea is urgent question because of insistent actions of independent Azerbaijan Republic. International economic factor undoubtedly was and will be the primary in the question stirring up the Caspian States by definition the legal status of  this water project.
Legal status of the Caspian Sea is closely related with property right to its hydrocarbon resources.

Xəzər  dənizinin  beynəlxalq  hüquqi  statusu
anlayışının  amilləri  və  meyarları  haqqında
elmi  diskussiyalar

Rüstəm Fəxrəddin oğlu Məmmədov,
h.e.n., dosent, BDU Beynəlxalq
ümumi hüquq kafedrasının müdiri.

Məqalədə Xəzər dənizinin beynləxlaq hüquqi statusu anlayışının amilləri və meyarları haqqında məsələ tədqiq edilir.
Müəllif qeyd edir ki, Xəzərin statusu haqqında məsələ müstəqil Azərbaycan Respublikası tərəfindən göstərilən davamlı hərəkətlər nəticəsində aktuallaşmışdır. Xəzər su hövzəsinin hüquqi statusunun müəyyən olunması üzrə Xəzəryanı dövlətlərin  aktivləşməsi məsələsində ən başlıca faktor, şübhəsiz ki, beynəlxalq təsərrüfat-iqtisadi amildir.
Xəzər dənizinin hüquqi statusu onun karbohidrogen ehtiyatlarına mülkiyyət hüququ məsələsi ilə bilavasitə əlaqəlidir.


MÜNDƏRİCAT

Qars-Tbilisi-Bakı Avropanı Asiya ilə birləşdirən dəmir yoludur
«Azərbaycan Hava Yolları» Dövlət Konserni Avropa ölkələrinin Birləşmiş Aviasiya İdarəsinə üzv qəbul edilmişdir
Rəsmi sənədlər
Azərbaycan Respublikasının Dövlət büdcəsinin tərkibində «Avtomobil yolları» məqsədli Büdcə Fondunun yaradılması haqqında
Mülki aviasiya uçuş və uçuş-sınaq heyətində işləyənlərin sığorta stajlarının hesablanması Qaydaları
 
The chairman of scientific council


PAŞAYEV A.M.

Hava haqqında
Diqqət

Müəlliflə redaksiyanın mövqeyi uyğun olmaya bilər.

Göndərilən əlyazmalar, fotolar geri qaytarılmır.