12.11.2017 04:33
XƏBƏR MENYUSU
Axtar
...
№ 1
2004-cü ilin dekabr ayından çıxır.
Təsisçi
Azərbaycan Beynəlxalq Avtomobil Daşıyıcıları (ABADA) İctimai Birliyi
Azərbaycan Respublikası Ədliyyə Nazirliyi Hüquqi Şəxslərin Dövlət Qeydiyyatı üzrə Bakı Bölgə Şöbəsində 16 sentyabr 2004-cü il tarixdə dövlət qeydiyyatına alınmışdır.

ŞƏHADƏTNAMƏ: 0104-P72-40981

О проблематике сотрудничества и партнерства в международном праве

О.Ф. Эфендиев,

кандидат юридических наук,

юрист-международник

 

Заложенный 60 лет назад в основу деятельности Организации Объе-динённых Наций и закреплённый в её Уставе в качестве одного из краеугольных международно-правовых положений принцип сотрудничества государств сохранил свою актуальность и значительно развился. (О его юридической природе и особенностях подробнее см., например, Бараташвили Д.И. Социалистические и молодые национальные государства (международно-правовые принципы сотрудничества). М., Международные отношения. 1973; Ушаков Н.А. Сотрудничество как международно-правовой принцип взаимоотношений государств //Международное сотрудничество и международное право. М., Наука. 1977, с. 3-12; Международное право. Учебник. Отв. ред. Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. М., Международные отношения. 2003, с. 61-63 и др.). Теперь, как это провозглашено в ст. 1 (3) Устава, для достижения одной из целей ООН недостаточно одного только сотрудничества «в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера».

На рубеже тысячелетий, последних столетий мировое сообщество всё больше осознаёт потребность дополнения межгосударственного сотрудничества активным и эффективным партнёрством, особенно в деле поддержания международного мира и безопасности. 60-летняя деятельность ООН свидетельствует о том, не то чтобы ослабло, а наоборот, возросло значение самой Организации, её главных органов, в частности, в целях содействия международному сотрудничеству и партнёрству в различных областях, в том числе, в содействии осуществлению прав человека и основных свобод для всех, поощрения прогрессивного развития современного международного права, его кодификации.

Одна из особенностей развития международных отношений заключается, на наш взгляд, в том, что ныне речь идёт не только о сотрудничестве между государствами как об их важнейшей обязанности, но и равноценной юридической обязанности строить свои отношения на основе эффективного партнёрства, тем более в целях поддержания международного мира и безопасности как главной предпосылки достижения других целей ООН.

К          сожалению, многочисленные факты и события свидетельствуют о том, что в таких вопросах как борьба с растущим международным терроризмом, незаконным оборотом наркотических средств, военными преступлениями и другими преступлениями против человечества, одной активизации сотрудничества государств явно недостаточно. Всё большая потребность видится в наращивании взаимовыгодного, как в экономической сфере, партнёрства государств, обязанность в которой вытекает из содержания многочисленных международно-правовых документов (конвенций, соглашений и др.).

Ориентация на необходимость дальнейшего закрепления такой обязанности связана, как представляется, в первую очередь с обеспечением безопасности личности, общества и государства, что склоняет растущее мнение мирового сообщества к парадигме всеобъемлющей безопасности в сложных современных внешних и внутренних условиях действительности и жизнедеятельности. Это также связано с ростом убеждённости, основанной на представлениях о необходимости обеспечения, в качестве приоритетных, общенациональных ценностей и интересов.

При этом следует отметить и то, что смена парадигмы безопасности основана на постулате тождественности правовых институтов международной и национальной безопасности. А это, в свою очередь, может означать, что в концепцию национальной безопасности входит проблема не только личной, общественной, государственной, но и международной безопасности, превратившаяся в определённую сверхценность. Можно также отметить, что содержание безопасности, как таковой, определяют как военные, так и правовые социально-экономические достижения, которые призваны удовлетворять правомерные устремления человека не только к свободе, равенству, справедливости, но и к сотрудничеству и партнёрству.

Примечательно и то, что основное содержание международной безопасности ныне определяется многими факторами, среди которых, например, интеграционные процессы, перемены в основных положениях и функциях военных союзов и отдельных международных организаций, увеличивающих свои правовой статус и полномочия. Именно интеграционные, экономические по своему существу и характеру, процессы дополнили и развили международно-правовой принцип сотрудничества потребностью в активном партнёрстве государств, нивелировали, привели к одному правовому уровню обязанности, осуществлять партнёрство и сотрудничество между ними, способствовали определённому сглаживанию различий между этими понятиями. И это не случайно, поскольку современные государства, независимо от своего статуса, потенциальных возможностей, «возраста» и размеров, самостоятельно определяют свои национальные интересы и приоритеты, исходя из внутренних потребностей своего устойчивого развития и из всеобщих потребностей, обусловленных растущей взаимозависимостью безопасности, как международной, так и национальной.

60-летние усилия ООН были направлены на обеспечение деятельности такой организации международных отношений, которая реально способствовала бы установлению стабильного и ненасильственного мира, ликвидации существенного разрыва между промышленно развитыми и развивающимися странами, созданию нового, более справедливого и разумного миропорядка.

Однако вопрос о создании и деятельности подлинной международной организации социальной жизни, как известно, рассматривался многими выдающимися философами и просветителями с давних времён. Например, А. Сен-Симон в своём сочинении «Новое христианство» (1825 г.), мечтал о создании такого европейского парламента, который был бы способен предотвратить войн и вооружённые конфликты на континенте. И. Бентам, английский юрист и родоначальник философии утилитаризма предполагал, что создание Международного суда может стать универсальным средством разрешения конфликтов между государствами. И. Кант, родоначальник немецкой классической философии, в своей книге «О вечном мире» (1795 г.), предлагал создать мировое правительство в виде «лиги мира для свободных стран», и т.д.

В эпоху глобализации считаются международные организации как субъекты международных отношений и права и эффективность их деятельности ставится в зависимость от взаимодействия различных, прежде всего, политических факторов и расклада сил на мировой арене. Некоторые современные исследователи, например, С.Хоффман, затрагивая вопросы деятельности международных организаций, отмечают о тенденциях регионализма в интеграционных процессах, что, по его мнению, является отражением реальности послевоенной мировой политики, т.е. разделом мировой системы на региональные подсистемы, в которых партнёры по сотрудничеству скорее, чем на глобальном уровне, разрешают конфликтные ситуации (See: Hoffman S. International organization and international system // International organization. N.-Y. 1976, Vol. 24. No. 3, p. 389-413.).

Бесспорно, что современная наука во многих отношениях принципиально отличается от той, что существовала еще полвека назад, когда, например, всё гуманитарное знание развивалось в рамках национальных школ и учений. При этом, как пишет И.И. Лукашук, национальные научные доктрины следует рассматривать как вклад в копилку общечеловеческих знаний (Лукашук И.И. Международное право в судах государств. СПб. 1993, с. 97.).

Нельзя не согласиться и с Т.Н. Нешатаевой, которая отмечает, что международно-правовые исследования институционных аспектов мирового сообщества непременно должны рассматривать каждую международную организацию как с позиций существующей ситуации, так и с позиции динамично развивающегося политического процесса (См. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. М., Изд-во «Дело». 1999, с. 41.).

Со своей стороны можно отметить то, что современные международные, именно межправительственные организации, как особые субъекты международного права, наделены не только правом участвовать в международных отношениях, но играть ключевую роль в развитии и укреплении межгосударственного сотрудничества и осуществлении между ними конструктивного партнёрства.

Правосубъектность таких организаций носит, в отличии от государств, функциональный характер, так как она ограничена целями и задачами, определёнными учредительными документами (обычно, уставом). Несмотря на то, что в Уставе ООН содержатся некоторые основы для укрепления межгосударственного сотрудничества и партнёрства, но не упомянуты такие проблемы, например, предотвращение внезапного нападения и международного терроризма, создание нового международного экономического порядка и др. Вместе с тем, данный Устав, как известно, содержит юридически обязательные общие положения о необходимости осуществления международного сотрудничества в поощрении и развитии мира, уважения к правам и основным свободам человека. Кроме того, в нём нашло отражение ряд принципов, регулирующих соблюдение прав человека: основополагающее значение достоинства и ценности человеческой личности, равноправие народов, равноправие мужчин и женщин, недопустимость дискриминации по признакам расы, языка, религии и т. д.

В этом плане уставные основы являются лишь отправной позицией для развития всестороннего сотрудничества и партнёрства государств, для наполнения их качественно новым содержанием в контексте их основных (фундаментальных) прав и обязанностей. Эти права и обязанности государств могут быть определены в их первичной международной правосубъектности, и которые поэтому следует рассматривать в качестве предпосылки существования международного правопорядка в целом.

Другая особенность заключается в том, что, на наш взгляд, конкретное содержание категории основных прав и обязанностей носят достаточно условный характер, и все попытки, в том числе в рамках ООН, составить их согласованный и всех удовлетворяющих перечень пока не принесли. Несмотря на это обстоятельство, бесспорна так называемая правовая взаимозависимость основных прав и обязанностей государств с руководящими международно-правовыми нормами и принципами, которые, кстати, находят своё формально-нормативное выражение в этой категории. Вместе с тем, можно утверждать, что из данных основополагающих прав (на суверенное равенство, на осуществление верховенства над своей территорией, на самооборону, на сотрудничество и др.) вытекают их обязанности в отношении других членов международного сообщества и сообщества в целом, как например, в вопросах укрепления всеобъемлющей безопасности, осуществление партнёрства в экономическом и ином сотрудничестве, в защите прав и свобод человека, в охране окружающей природной среды, а также в других областях, имеющих первостепенное значение и характер.

При всех достоинствах или недостатках отдельных программ по системе партнёрства, можно говорить об их определённом позитивном международно-правовом значении, например, в военно-политической сфере, и для обеспечения сотрудничества, в частности, между Североатлантическим союзом и европейскими странами, не являющимися членами НАТО. Речь идёт о созданной в 1991 г. программе «Партнёрство ради мира» и Совета Североатлантического сотрудничества, призванного осуществлять руководство этой программой. В последние годы она приняла расширенный характер в целях обеспечения более активного сотрудничества членов и нечленов этой Организации в оборонной и военной областях, в том числе, в условиях застоявшихся («замороженных») межгосударственных кризисов, вооружённых конфликтов в различных точках земного шара.

Однако оборонный и военный аспекты далеко не единственные в системе взаимозависимых и взаимосвязанных международных отношений, а значит, речь может идти и о партнёрстве и в других известных, судьбоносных их аспектах и областях, т.е. во имя и в интересах всего мирового сообщества, целесообразность которого признана, между прочим, в годовом докладе (за 1998 г.). Генерального секретаря ООН (Кофи А. Аннан. Партнёрство во имя всемирного сообщества. Издание ООН, Нью-Йорк, 1998 г.).

За последние десятилетия представления о глобализации, глобальной безопасности существенно расширились и обогатились. Приоритетными ранее рассматривались, как известно, например, в области международной безопасности, военно-политические аспекты или совокупность условий, которые обеспечивали бы не только способность государств на соответствующем (всемирном или региональном) уровне противостоять нарушениям мира или угрозам его нарушения, а также способствовали бы только мирными средствами, минимизации самой возможности их возникновения.

Естественно, аналогичный взгляд на проблемы международной безопасности сохраняет своё значение и в настоящее время, хотя всеобъемлющая безопасность не возможна без региональной и даже субрегиональной. Очевидно и то, что на глобальном уровне она может существовать только при условии её обеспечения в различных регионах. Не будет способствовать серьёзному успеху тактика игнорирования и избежания в предотвращении конфликтных, особенно вооруженных, ситуаций. И наоборот, эти случа и должны способствовать всестороннему конструктивному сотрудничеству и партнёрству на основе доброй воли сторон, учитывающих общечеловеческие и иные ценности, при большем понимании того, что мировое сообщество всё больше преобразуется в единое целое, состоящее из взаимосвязанных частей.

Сотрудничеству и партнёрству нет альтернативы и в вопросах целостности человечества, в его выживании в сложных условиях современных международных отношений, характеризующихся такими факторами как неравномерность развития различных стран и регионов, вооружённые противостояния и военные преступления (Подробнее см., например, Лобанов С.А. Кодификация военных преступлений и проблема прав человека // Московский журнал международного права. Специальный выпуск. 1998, с. 102-113; Эфендиев О.Ф. Военные преступления от Нюрнберга до Карабаха (международно-правовой анализ). М., Изд-во ЦЧКИ, 2000 и др.), Экологические кризисы (См., например, Чичварин В.А. Охрана окружающей среды и международные отношения. М.: Наука. 1970; Кукушкина А.В. Становление принципа экологической безопасности в современном международном праве // Московский журнал международного права. № 4. 1994; Гаджи-заде Ф., Алиев Н. Экологический менеджмент и реформирование экономики // Возрождение ХХI век. № 3. 2000 и др.), Экстремизм и терроризм (См. Федянин В.Ю. Актуальные вопросы правового обеспечения ответственности за терроризм в международном уголовном праве // Московский журнал международного права. № 3, 2001, с. 159-160; Лукьянцев Г.Е. О проблематике терроризма в контексте прав человека // Московский журнал международного права. № 2. 2002, с. 4-17; Карташкин В.А. Гуманитарная интервенция в глобализирующемся мире // Юрист-международник. М., № 3. 2003, с. 2-10 и др.), Легализация преступных доходов (См., например, Волеводз А.Г. Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путём денежных средств и имущества. М., Изд-во Юридформ. 2000; Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путём // Московский журнал международного права. № 1. 2001, с. 88-119 и др.) и др., продолжающие серьёзно угрожать самому существованию человечества. А это, в свою очередь, означает, что сотрудничество и партнёрство между членами мирового сообщества, как специфическими социальными организмами, не может быть ограничено или ссужено только рамками, например, предотвращения вооружённых конфликтов.

Своеобразие текущего момента заключается также в том, что международное сотрудничество и партнёрство рассматривается как необходимый элемент поступательного движения, развития международных отношений, поскольку они предполагают создание и осуществление различных контактов и связей на различных уровнях отношений. Их взаимосвязь и взаимозависимость может быть прервана и нарушена в случае, если какие-либо государства, соблюдая свои обязательства в отношении членов международного сообщества, в частности, в военно-политической области, будут, в пределах своих границ, попирать элементарные права и свободы собственных граждан.

В мировом сообществе всё больше крепнет убеждённость в том, что права и свобода человека – эта одна из перманентных высших ценностей самой цивилизации, охватившей различные аспекты индивидуального и общественного бытия, существования. А это, в свою очередь, предполагает, что современный мир, сотрудничество и партнёрство в нём невозможны без прав и свобод человека, которые носят общепризнанный и универсальный характер. Игнорирование этой истины – всё воимя человека во внутригосударственной сфере – почти всегда влечёт за собой нарушение государством своих международных обязательств, подрывает его авторитет, основы и идеалы международного сотрудничества и партнёрства, устои глобальной безопасности.

В вопросах развития взаимовыгодного, разностороннего сотрудничества и партнёрства, конкретно, предотвращения угрозы войн, вооружённых конфликтов важное международно-правовое значение принадлежит институту мер доверия, представляющий собой совокупность (или систему) организационно-правовых мероприятий, осуществляемых в интересах снижения этих угроз и обеспечения межгосударственной близости, предрасположенности. Основы этого института, как известно, были заложены в положениях Заключительного акта Хельсинского совещания 1975 г., в которых было предусмотрено осуществление соответствующих мер доверия в рамках ОБСЕ. В 1986 г. эти меры нашли своё последующее закрепление и развитие в Итоговом документе Стокгольмской конференции, в котором в качестве одной из приоритетных выделялась необходимость осуществления активного и эффективного сотрудничества и партнёрства между государствами континента. В 1990 и 1992 годах, в Венских документах ОБСЕ был существенно расширен перечень мер доверия и сфера их применения по новым их направлениям.

Сотрудничество и партнёрство призвано способствовать развитию историко-культурной общности людей и государств, их обособленности и интернационализации. При этом прослеживается, как минимум, две взаимоперекрещивающиеся тенденции, в частности, в развитии межгосударственных (межнациональных) отношений. Во-первых, тенденция, как уже отмечалось ранее, к экономической интеграции и интернационализации всех сторон человеческой жизни. Во-вторых, тенденция к национальному самовыражению, самоуправлению и укреплению своей государственности. При этом обе эти тенденции часто приводят к появлению острых конфликтных ситуаций, противоречий, военному противостоянию, что, в конечном счёте, может быть обусловлено объективными и другими причинами и факторами, имеющими исторические корни в экономической, социальной, политической и особенно духовной областях. В недопустимости подобных негативных явлений в современных международных отношениях особая роль, безусловно, принадлежит сотрудничеству и партнёрству. Без них невозможно или чрезвычайно сложно устранить условия или причины, способствующие возникновению конфликтных ситуаций, противостоянию или борьбе с организованной преступностью, деградации окружающей природной среды, незаконному обороту наркотиков и т.д.

В этих целях и в интересах активизации конструктивного сотрудничества и партнёрства необходимо задействовать соответствующие международно-правовые механизмы. Результатом международного правотворчества в этой области рассматриваются международно-правовые обязательства участников межгосударственных отношений, которые должны отражаться в положениях соответствующих международно-правовых документов в виде универсальных (общих) норм или индивидуальных предписаний (установок). В этом также проявляется специфика координационной природы и сущности современного международного права. С осознанием роли и важности развития и осуществления международного сотрудничества и партнёрства тесно связана идея и потребность укрепления глобальной безопасности.

Если рассматривать глобализацию в чисто географическом аспекте, то практически ничего нового в этом процессе нет, поскольку взаимосвязанная человеческая деятельность в масштабе всей планеты осуществлялась на протяжении многих столетий. Однако глобализация настоящего времени имеет иную, новую форму и содержание. Например, на состояние местных и региональных экологических систем всегда влияли демографические факторы, структуры землепользования и энергопотребления. Нынче эти и другие антропогенные факторы оказывают всё более сильное воздействие на экологию Земли в целом, будь-то посредством разрушения озонового слоя, глобального потепления или уменьшения биологического разнообразия.

Или: те же технические достижения и открытые («прозрачные») государственные границы, которые позволяют хозяйствующим субъектам (фирмам, компаниям и т.д.) налаживать производство товаров и оказание услуг на транснациональном уровне, открывают возможности выхода на международный уровень и перед террористическими организациями, преступными группировками, «наркотраффикам» и лицам, участвующим в «отмывании» денег и т.д.

С учётом этих и иных обстоятельств становится более, чем очевидным, что есть настоятельная необходимость заниматься новыми аспектами, проблематикой сотрудничества и партнёрства в международном праве, в рамках ООН и других международных организаций, в соответствии с требованиями растущих процессов глобализации.

Так, в сотрудничестве с другими межправительственными организациями ООН всегда стремилась к укреплению нормативно-правовых и организационных рамок, содействующих более эффективному и справедливому функционированию мировой экономики. Эти рамки, в свою очередь, всегда имели огромное значение для обеспечения стабильности и предсказуемости и для предоставления всем регионам мира, в том числе новым суверенным и наименее развитым странам, возможности получать блага, которые может приносить рост мировой экономики. С другой стороны, в настоящее время при проведении международной экономической политики возникают довольно-таки сложные и крупные проблемы, которые было бы невозможно себе представить 60 лет назад, когда в ООН формировались правила, регулирующие послевоенный («старый») экономический порядок.

Проблемами, связанными с выработкой и проведением международной экономической политики и сотрудничеством государств в этом направлении всегда занимался (и сейчас продолжает заниматься) Экономический и Социальный Совет ООН, который разрабатывает, например, не только стратегию обеспечения всеобъемлющей экономической безопасности, но и более «узкие» проблемы, в частности, доступа товаров на международные рынки в контексте глобализации и укрепления взаимовыгодного и равноправного внешнеэкономического сотрудничества.

Кроме уставной обязанности государств – сотрудничать между собой и с ООН, такое требование содержится и в ряде других авторитетных международно-правовых актах современности, имеющих определённое нормативно-правовое содержание (Декларация о принципах, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принцип IХ – «Сотрудничество между государствами» в Заключительном акте Хельсинского совещания» и др.) (Текст этих документов см. Действующее международное право в трёх томах. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Т.1, М.: Изд-во ИМНИМП, 1996, с. 65-98.).

Их содержание определяет чёткие правовые рамки межгосударственного сотрудничества и партнёрства. Во-вторых, из их содержания вытекает обязанность сотрудничать (и осуществлять партнёрство) во всех сферах международного общения независимо от различия политических, экономических и социальных систем государств. Кроме главной цели этой обязанности – поддержание международного мира и безопасности, другая – достижение экономической стабильности и прогресса, повышение благосостояния народов. В-третьих, данные обстоятельства позволяют, на наш взгляд, утверждать, что наличие упомянутых целей вполне обоснованно лежат в основе единообразного подхода к международно-правовым понятиям и принципам – сотрудничества и партнёрство.

Логика жизни и современного развития человечества подсказывает, что именно этим понятиям и принципам должна принадлежать важная роль в усилиях, направленных на то, чтобы остановить и обратить вспять потенциально вредную деятельность в отношении окружающей природной среды, чему посвящена, в частности, Программа ООН по защите окружающей среды, чем специально занимается Комиссия по устойчивому развитию. Так, обращает на себя внимание и тот прогноз, который прозвучал на особой сессии ООН – «Рио+5», содержащий предупреждение о том, что, если не будут приняты соответствующие превентивные меры, то две трети населения могут к 2025 г. испытывать нехватку питьевой воды и проблему с её качеством. Эти и другие тревожные факты подчёркивают настоятельную необходимость поиска новых, более эффективных путей и способов более согласованного сотрудничества и партнёрства государств в принятии юридически обязательных положений, в частности, по сокращению выбросов парниковых газов промышленно развитыми странами, что является конкретным шагом к решению серьёзных экологических проблем, сопутствующих глобализации.

Потребность в согласованном сотрудничестве и партнёрстве государств особенно важна в вопросах международно-правовой защиты атмосферы Земли, которая рассматривается в качестве глобального природного ресурса, являющегося достоянием человечества. Договорно-правовое сотрудничество и партнёрство идёт по пути ограничения и запрещения любой антропогенной деятельности, на чём настаивают положения таких авторитетных международно-правовых актов, как конвенция «О трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния» (1979 г.), Протокол «О дальнейшем сокращении выбросов серы» (Осло, 1994 г.), Конвенция «О получении информации, участии общественности в принятии решений и открытом осуществлении правосудия в вопросах, связанных с окружающей средой» (Орхус, Дания 1998 г.), Киотский протокол, ратифицированный Азербайджаном в 2002 г., и др. (О важности этих и иных документов подробнее см., например, Эфендиев О.Ф. Некоторые международные Конвенции по охране окружающей среды, имеющие значение для Азербайджанской Республики // Материалы научной конференции, посвящённые 10-летию факультета «Международных отношений и международного права» (2001 г.). Баку: Изд-во БГУ. 2002, с. 207-222 и др.).

Важную природоохранную роль играет международное сотрудничество в рамках региональных многосторонних организаций, как например, Европейская экономическая комиссия (ЕЭК ООН), разработавшая в 1998 г. определённые нормативы относительно стойких органических загрязняющих веществ в качестве основы действий в пределах мирового сообщества. Этой Комиссией выработано, в частности, соглашение о введении всемирных, глобальных технических стандартов в отношении автотранспортных средств, что имеет цель производить автомобили, соответствующие высоким стандартам безопасности и охраны окружающей среды.

Можно по-разному относиться к роли глобализации, к её достоинствам и недостаткам, однако смыслом международного сотрудничества и партнёрства является создание благоприятных возможностей для улучшения жизне-деятельности мирового сообщества посредством обеспечения всеобъемлющей безопасности, в том числе с помощью предотвращения вооружённых конфликтов.

В решении этих задач и достижении поставленных целей невозможно недооценивать, или наоборот, роль ООН, других международных организаций, их потенциал, осуществления в них сотрудничества и партнёрства государств, которые, в конечном счёте, несут главную ответственность (Подробнее о её содержании и особенностях см. Лукашук И.И. Концепция права международной ответственности // Государство и право. № 4, с. 79-87 и др.) за предотвращение конфликтов. В данном, как и в других случаях, главное заключается в том, чтобы эти усилия соответствовали бы принципам и целям Устава ООН, другим требованиям современного международного права, направлены на оказание поддержки заинтересованным государства в решении сложных проблем. Важно и то, чтобы посредством такого сотрудничества и партнёрства были бы приняты, по возможности, меры на более ранней стадии цикла конфликта и ликвидированы имеющиеся корни социально-экономических, культурных, экологических и других структурных причин, которые, как правило, предопределяют непосредственные политические аспекты и симптомы вооружённых конфликтов. Эффективная стратегия в этом случае требует всестороннего и объективного подхода, охватывающего как краткосрочные, так и долгосрочные политические, дипломатические, гуманитарные и другие меры, в том числе в области прав и свобод человека, предпринимаемые в сотрудничестве и партнёрстве с национальными и региональными заинтересованными субъектами.

Такие меры, естественно, увеличивают вероятность того, что стороны в конфликте смогут приступить к конструктивному диалогу, урегулировать существующие претензии, лежащие в основе потенциального конфликта и воздержаться от применения военной силы для достижения своих целей. А это, в свою очередь, значит, что международное превентивное сотрудничество и партнёрство при созревании ситуации, чреватой вооруженным конфликтом, могут наилучшим образом и своевременно защитить права заинтересованных и втянутых в него граждан и государств от нежелательного внешнего вмешательства. Во-вторых, подобные действия могут существенно содействовать укреплению национального суверенитета этих стран. В-третьих, что особо важно, подобные действия, связанные с предотвращением серьёзных конфликтов, тем более вооружённого противостояния, обычно не требуют огромных затрат, обходятся значительно легче и дешевле, чем урегулирование вооружённых конфликтов. То есть, налицо преимущество как сотрудничества, партнёрства, так и самих соответствующих предупредительных мер, действий. В-четвёртых, что имеет исключительное значение: людские издержки вооружённых конфликтов, тем более переросших в категорию затяжных («затухающих», «замороженных» и т.д.), как правило, включают не только видимые и непосредственные результаты (смерть, увечья, разрушения, перемещения лиц и т.д.), но также отдалённые и косвенные последствия, в том числе для соседних, не участвующих в конфликтах стран, для их населения, экономики; кстати, при подсчёте этих издержек и последствий учитываются как нанесённый материальный ущерб, так и утраченные возможности.

За последнее десятилетие на постсоветском пространстве всё чаще речь идёт о развитии и укреплении не только вообще международного сотрудничества, но и таких отношений государств, которые основываются на принципах стратегического партнёрства и даже союзничества, что, в конечном счёте, связано с определённой адаптацией к требованиям современного мира и их геополитических интересов.

Не является каким-либо исключением в этих процессах и Азербайджанская Республика, которая вопреки сдерживающим факторам, например, неурегулированность нагорно-карабахского конфликта, на которую существенно влияет отличие геополитического выбора противостоящих сторон, остаётся приверженной курсу на интеграцию в европейское пространство и мирохозяйственные связи.

Желание, интерес и потребность в конструктивном сотрудничестве и партнёрстве Азербайджана, как свидетельствуют многочисленные факты, связаны с активизацией отечественной дипломатии, в которой легко угадываются намерения серьёзного укрепления стратегических позиций нашего государства, концептуального потенциала его внешнеполитической деятельности и осуществления разнообразных внешнеэкономических связей.

Надо конкретно отмечать, что Азербайджан успешно укрепляет партнёрство с такими некоторыми авторитетными международными организациями, как НАТО – ведущим военно-политическим альянсом евроатлантизма. Так, проведённый семинар «Роуз-Роут» (ноябрь 2004 г.), другие совместные мероприятия (манёвры, учения военного характера, консультации и т.д.) свидетельствуют о заинтересованности и нашего государства, и НАТО в поступательном развитии двустороннего стратегического партнёрства. При этом нет какого-либо секрета в том, что Азербайджан рассматривает эти взаимоотношения как фактор обеспечения своей национальной безопасности, способного сыграть свою определённую роль не только в плане усиления азербайджанской позиции в центрально-кавказском регионе и в мире вообще, но и с точки зрения перспектив позитивного в соответствии с международно-правовыми принципами и нормами урегулирования конфликта с Арменией. Реальные шаги нашего государства в аспекте развития сотрудничества и партнёрства выражаются как в курсе на всемерное сближение с НАТО, уже проявляющееся в совместном участии в борьбе с международным терроризмом, так и в участии в отдельных миротворческих операциях (в Косово, Афганистане, Ираке).

Наряду с этим, азербайджанская сторона неоднократно предпринимала усилия к конструктивному подходу по проблемам региональной безопасности на основе уважения и соблюдения принципов территориальной целостности, нерушимости государственных границ и других фундаментальных положений современного международного права. Принципиальной самоцелью является не только освобождение оккупированных соседним государством территорий, но и заинтересованность в региональном сотрудничестве и партнёрстве, возможно, посредством своей политики «европейской интеграции». Такая приверженность постоянно, особенно в последнее десятилетие, демонстрируется азербайджанским руководством в ходе переговоров на высшем уровне с руководителями США, и других европейских государств.

Существенным вкладом в развитие сотрудничества и партнёрства является подписание (в феврале 2003 г. в Баку) азербайджано-российского военного соглашения в целях поддержания в кавказско-прикаспийском регионе баланса сил всех заинтересованных стран. Подписанный план военного сотрудничества между Азербайджаном и Россией, а также первое в истории взаимоотношений этих государств двустороннее соглашение о военнотехническом сотрудничестве направлено на укрепление азербайджано-российского стратегического партнёрства.

Примечательно, что как в западном направлении, так и в российском направлении одной из целей такого партнёрства является не получение каких-либо односторонних преимуществ, а содействие широкому мирному процессу на Кавказе в целом, т.е. по-существу установления в регионе такой атмосферы стабильности и безопасности, которая могла бы отвечать интересам всех его стран. Заключение данного соглашения о военно-техническом сотрудничестве, с другой стороны, продемонстрировало мировому сообществу образец искусного и гибкого геополитического маневрирования между ведущими центрами глобального влияния, целью чего, главным образом, является предотвращение и урегулирование конфликтных ситуаций в кавказско-прикаспийском регионе, создание в нём стабильной безопасности, атмосферы подлинного сотрудничества и партнёрства.

Россия, в свою очередь, также заинтересована в развитии стратегического партнёрства в обширном азиатско-тихоокеанском регионе, неотъемлемой частью которого она является. Уникальное геополитическое положение, статус России как евроазийской державы диктуют необходимость проведения многовекторной внешнеполитической деятельности (Подробнее см. С. Лавров. Находить решения на основе восточной мудрости. К сессии регионального форума АСЕАН по безопасности // Известия, 28 июля 2005 г., с. 6.). Суть её также очевидна – осуществлять сотрудничество и партнёрство таким образом, чтобы прочно «стоять на ногах» как на Западе, так и на Востоке. И это не случайно, поскольку растущее признание позиций азиатско-тихоокеанского региона как одно из крупнейших и наиболее перспективных центров мирового развития.

По-существу заинтересованность любого государства в сотрудничестве и партнёрстве в азиатских делах становится всё более заметным конструктивным фактором международной политики в целом. Поэтому большое значение имеет и тенденция к многополярности, проявляющаяся, в том числе, и на азиатско-тихоокеанском направлении, отвечающая пониманию всех заинтересованных стран, а не только России, магистрального направления развития современных международных отношений на основе взаимовыгодного сотрудничества со всеми партнёрами. Именно такие подходы, как представляется, способны формировать фундаменты региональной и глобальной безопасности, состоящие из открытых структур с равными правами их государств-участников.

После достижения окончательной государственной независимости Азербайджан, как известно, стал решать не только задачи формирования в подлинно демократического, правового члена мирового сообщества, но начал и перестраивать национальную экономику на рыночные отношения, с желанием подняться до уровня промышленно развитых стран, учитывая их позитивный опыт развития и имеющийся потенциал. Естественно, решение этих многосложных задач требовало огромных усилий, времени, создания благоприятных условий развития в непростой системе международных отношений.

В сложившейся в начале 90-х годов кризисной ситуации перед нашим государством возник историко-политический выбор: либо отказаться от полноценной государственной самостоятельности, либо форсировать различные экономические и политические связи с индустриально развитыми странами. В таких условиях предпочтение было дано стратегии и тактике, смысл которых, в конечном счёте, привело к решению привлечь иностранные компании к совместной разработке нефте-газовых месторождений в азербайджанском секторе Каспийского моря, посредством активного взаимовыгодного и конструктивного сотрудничества и партнёрства заложить прочные основы экономического подъёма; заручиться поддержкой ведущих промышленно развитых государств в политическом плане, в том числе, с целью справедливого урегулирования нагорно-карабахского конфликта; восстановления своей территориальной целостности, и др.

Такие впечатляющие результаты стали возможными благодаря глубоко продуманным и дальновидным решениям нашего общенационального лидера – Г.А. Алиева, который ещё в феврале 1994 г. в ходе своего визита в Великобританию подписал договор «О сотрудничестве в нефтяной промышленности». Одно из его положений касалось, как известно, создания многостороннего нефтяного консорциума, а после переговоров (весной и летом того же года в Стамбуле и в Хьюстоне) был подготовлен документ, полностью отвечающий интересам нашего государства. Вехой в этом процессе явилось, конечно, подписание в Баку 20 сентября 1994 г. «Контракта века» (Подробнее см., например, Алиев Г. Международное значение «Контракта века» // Возрождение – XXI век. № 5, 2000, с. 51-57 и др.), определившего окончательные условия, приоритеты сотрудничества и партнёрства заинтересованных сторон, в том числе и в отношении строительства новых трубопроводов для транспортировки нефти и других энергоносителей. Можно также отметить и другой геополитический фактор такого сотрудничества, связанный с тем, что посредством заключения данного Контракта, Азербайджан, по-существу, привязал к себе экономические интересы ведущих американских, английских и других партнёров, а с другой стороны – активизировал свои усилия в направлении интеграционных процессов в западное экономическое пространство.

Примечательно и то, что президентами Турции, Грузии и Азербайджана был подписан первоначальный документ – Декларация о строительстве основного экспортного трубопровода (ОЭТ) Баку - Тбилиси - Джейхан (в 1998 г. в Анкаре), а на Стамбульском саммите ОБСЕ (ноябрь 1999 г.) этими же президентами было подписано межправительственное Соглашение о транспортировке сырой нефти по ОЭТ по тому же маршруту.

Благодаря дипломатическим усилиям и активному сотрудничеству, а также партнёрству заинтересованных сторон (к которым в последствии присоединился и Казахстан) в сентябре 2002 г. в Сангачалском терминале был заложен фундамент этого нефтепровода и началось его строительство. Как видно, характерный метод политики современного руководства Азербайджана, курс к открытому диалогу, эффективному сотрудничеству и партнёрству направлен на укрепление новых тенденций в отношениях, в первую очередь, с мировым сообществом, а не только с соседними государствами.

Наше государство, как и подавляющее большинство стран мирового сообщества, старается внести свой посильный вклад в дело развития фундаментальных положений, норм, принципов современного международного права, одним из которых является принцип сотрудничества государств, дополнить его новым прогрессивно-демократическим содержанием, учитывая фактор растущего партнёрства между ними.

Об этом свидетельствует, например, заявление президента Азербайджана И.Г. Алиева, сделанное им в ходе первого официального визита в нашу страну президента Латвии В. Вике-Фрейберга: «В настоящее время успешно развивается политическое сотрудничество между нашими странами, однако в экономической сфере нам ещё многое предстоит сделать» (См. «Бакинский рабочий», от 4 октября 2005 г.). В подписанных документах были чётко определены приоритеты и направления азербайджано-латвийского сотрудничества и партнёрства, например, о взаимной помощи в таможенной области, о взаимной защите и поощрении инвестиций, о сотрудничестве при ведении борьбы с международным терроризмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, об устранении двойного налогообложения и в других сферах.

В нормативно-правовом плане этот принцип следует рассматривать в контексте с другими международно-правовыми принципами, в частности, с принципом государственного суверенитета, в силу которого, как это общепризнанно, каждое государство абсолютно свободно в выборе форм своих взаимоотношений с другими странами-партнёрами. Потому принцип сотрудничества как международно-правовую обязанность государств, следует отличать от самой деятельности государств по осуществлению партнёрства, которое должно происходить в соответствии с этим принципом. Так или иначе, такая деятельность должна осуществляться в соответствии с предписаниями и в рамках строгого соблюдения основополагающих норм и принципов современного международного права.

 

 

СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННОЙ

ЛИТЕРАТУРЫ:

 

1. Международное право. Учебник. Отв. ред. Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. М., Международные отношения. 2003, с. 61-63 и др.

2. Лукашук И.И. Международное право в судах государств. СПб. 1993, с. 97.

3. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. М., Изд-во «Дело». 1999, с. 41.

4. Кофи А. Аннан. Партнёрство во имя всемирного сообщества. Издание ООН, Нью-Йорк, 1998 г.

5. Hoffman S. International organization and international system//International organization. N.-Y. 1976, Vol. 24. No. 3, p. 389-413.

6. Эфендиев О.Ф. Военные преступления от Нюрнберга до Карабаха (международно-правовой анализ). М., Изд-во ЦЧКИ, 2000 и др.

7. Чичварин В.А. Охрана окружающей среды и международные отношения. М., Наука. 1970.

8. Алиев Г. Международное значение «Контракта века» // Возрождение – XXI век. № 5, 2000, с. 51-57.

9. Эфендиев О.Ф. Некоторые международные Конвенции по охране окружающей среды, имеющие значение для Азербайджанской Республики//Материалы научной конференции, посвящённые 10-летию факультета «Международных отношений и международного права» (2001 г.). Баку: Изд-во БГУ. 2002, с. 207-222.

10. Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путём//Московский журнал международного права. № 1, 2001, с. 88-119.

11. Карташкин В.А. Гуманитарная интервенция в глобализирующемся мире // Юрист-международник. М., № 3, 2003, с. 2-10.

12. Лукьянцев Г.Е. О проблематике терроризма в контексте прав человека // Московский журнал международного права. № 2, 2002, с. 4-17.

13. Федянин В.Ю. Актуальные вопросы правового обеспечения ответственности за терроризм в международном уголовном праве // Московский журнал международного права. № 3, 2001, с. 159-160.

14. Кукушкина А.В. Становление принципа экологической безопасности в современном международном праве // Московский журнал международного права. № 4, 1994.

15. Гаджи-заде Ф., Алиев Н. Экологический менеджмент и реформирование экономики // Возрождение ХХI век. № 3, 2000.

16. «Бакинский рабочий», от 4 октября 2005 г.

MÜNDƏRİCAT

Bakı-Tbilisi-Ceyhan Azərbaycan və bütün bölgə dövlətləri üçün yeni iqtisadi imkanlar açacaq
Qars-Axalkalaki-Tbilisi dəmir yolu Avropanı Mərkəzi Asiya ilə birbaşa birləşdirəcəkdir
Bunları bilmək maraqlıdır
Nəqliyyat tarixindən: Rayt qardaşları
«Aviasiya haqqında» Azərbaycan Respublikasının Qanunu
 
The chairman of scientific council


PAŞAYEV A.M.

Hava haqqında
Diqqət

Müəlliflə redaksiyanın mövqeyi uyğun olmaya bilər.

Göndərilən əlyazmalar, fotolar geri qaytarılmır.