05.22.2017 19:33
XƏBƏR MENYUSU
Axtar
...
№ 1
2004-cü ilin dekabr ayından çıxır.
Təsisçi
Azərbaycan Beynəlxalq Avtomobil Daşıyıcıları (ABADA) İctimai Birliyi
Azərbaycan Respublikası Ədliyyə Nazirliyi Hüquqi Şəxslərin Dövlət Qeydiyyatı üzrə Bakı Bölgə Şöbəsində 16 sentyabr 2004-cü il tarixdə dövlət qeydiyyatına alınmışdır.

ŞƏHADƏTNAMƏ: 0104-P72-40981

Понятие и содержание отражения в уголовном законодательстве норм международного права

Зав.кафедрой Юриспруденция Национальной
Академии Авиации, д.ю.н.,
профессор КУЛИЕВ Ибрагим Орудж оглы;


Аспирант Национальной Академии Авиации
НЯБИЕВ Юсиф Махмуд оглы.

 Холодная война ушла в безвозвратное прошлое. Конфликт двух мировых систем стал достоянием истории. У человечества, казалось бы, появилась реальная возможность на основе совместных усилий многих старн мира приступить к решению накопившихся проблем. Современный мир не стал менее опасным и более предсказуемым. Международное гуманитарное право и его принципы, сформировавшиеся на основе политических реальностей итогов второй мировой войны и зафиксированных в ялтинских соглашениях, по сути дела перестали иметь свое прежнее значение с крахом Берлинской стены и концом биполярности мира. Образовавшийся правовой вакуум необходимо заполнить. Без этого мировое сообшество решает конфликтные ситуации по позициям больших и сильных государств. Причем делает это, зачастую, не методами общепризнанной дипломатии, а путем закулисного сговора ориентируясь исключительно на собственном интересе. При этом часто применяется двойная мораль, при которой одни и те же акции выдаются за торжесто гуманизма и демократии или за бесчеловесные проявления тоталитаризма. Об этом свидетелствуют события в Югославии, Ираке, Афганистане и Грузии. Нормы международного права используются применительно к обстоятельствам. Политическая мораль не имеет общего одобрения мирового сообшества в условиях однополярного мира приобретает особую знасимость для обеспечения всеобшего мира, безопасности народов, соблюдения прав и свобод человека отражение в национальных правовых системах общепризнанных принципов и норм международного права. Особенно значимо отражение норм международного уголовного права в национальных уголовных кодексах стран, участвующих в международных уголовно- правовых отношениях. Характерной чертой норм международного права является особенность регулируемой системы международных отношений. Чтобы найти отражение международных потребностей в праве стран участников этих отношений государства должны осознать необходимость удовлетворений этих потребностей и проявить волю к созданию соответствующих норм национального права. Совпадение таких воль различных государств при наличии идеологических, политических, экономических разногласий представляет собой сложную проблему. Особую остроту эти разногласия проявляют в сфере международного уголовного права, международного уголовного процесса и международной юстиции. Создание и функционирование Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде актуализировали проблему согласованности воль государств. При всей сложности и противоречивости вопросов международной уголовной ответственности лиц, виновных в совершении международных преступлений, о чем наглядно свидетелствуют процессы Хусейна, Милошевича, Карджича, в мире объективно идет процесс возрастания взаимосвязей и взаимозависимостей народов, стран, континентов. Несмотря на то, что мир раскалывается на противоборствующие и конфликтующие между собой союзы и ассоциации, он в тоже время становится все больше взаимоинформированным, интегрированным, нуждается в упорядоченном предсказуемом поведении на основе обшепризнанных норм международного права. Возрастанию роли международного права способствуют такие факторы, как угроза термоядерной войны, всеобщего экологического кризиса, изменения климатических условий, дефицита продовольствия и пресной воды, которые могут без принятия мер в мировом масштабе поставить под угрозу само сушествование человечества. Радикальное изменение политической карты мира в 90-х годах прошлого века (события в СССР и странах Восточной Европы, выход на мировую арену Индии, Китая, Японии) ускорили процесс выработки новой парадигмы международных отношений и роли в этом международного права. Мировое сообщество проявляет готовность к переходу от конфронтации к согласию и сотрудничеству на международной арене. На практике сложился механизм формирования общепризнанных норм международного права и обеспечения их эффективного правоприменения. Данный механизм включает в себя следующие этапы: 1) согласование намерений субьектов международных отношений относительно правил поведения государств в той или иной ситуации, нуждающейся в правовом регулировании; 2) обсуждение и согласие стран-участников на юридическую обязательность согласованных правил поведения. Типичным примером действия такого международного механизма являются решения специального саммита Европейского Союза по Грузии. Главы Государств и правительств двадцати семи стран специально собрались в Брюсселе (такое было раньше только в 2003 году в связи с войной в Ираке) и единодушно осудили непропорциональное применения Россией военной силы против Грузии, задержку вывода войк из глубинных районов другого государства и несогласованное с мировым сообшеством признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Однако отсутствие в международном соглашении юридической обязательности поведения детерминирует необходимость третьего этапа - согласование воль государствучастников относительно придания соглашению юридической обязательности путем отражение его в нормах национального законодательства. Так, решение бросельского саммита по Грузии не является окончательным. Это только была сверка позиций и констатация единства. На ноябрском саммите в Ницце принимаются окончательные решения. Но обратимся к международным уголовно-правовым отношениям. Они зародились еще в XIX веке в качестве договорно-правовой координации усилий стран вборьбе с преступлениями, затрагивающими интересы нескольких государств. Примером такого сотрудничества была выдача российскому правосудию швейцарскими властями первого русского террориста Сергея Нечаева. Постепенно образовался комплекс унифицированных многосторонних договоров (конвенций), посвященных преследованию определенных видов преступлений международного характера. В настояшее время действуют более тридцати таких конвенций. Они предусматривают ответственности за такие виды преступления, как: рабство, работорговля, торговля женщинами, детьми, фальшивомонетничество, пиратство, распространение порнографических изданий, незаконная торговля и оборот наркотических средств и психотропных веществ, разрыв или серьезное повреждение подводного кабеля, столкновение морских судов и неоказание помоши на море, пиратское радиовращение, преступления, совершаемые на борту морского судна. Эти преступления признаются международными уголовным правом преступлениями международного характера. [1] Характерной чертой международных конвенций по конкретным видам преступлений международного характера является нормативное определение состава того или иного преступления в качестве своего рода эталона для отражения его в национальном законодательстве. Например, конвенция ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 года в статье 98 Обязанности оказания помощи обязывает п. 1.: Каждое государство вменяет в обязанность капиталу любого судна, плавающего под его флагом, в той мере, в какой капитан может это сделать, не подвергая серьезной опасности судно. Экипаж или пассажиров; а) оказывать помошь любому обнаруженному в море лицу, которому угрожает гибель; б) следовать со всей возможной скоростью на помощь терпящим бедствие, если ему сообщено, что они нуждаются в помощи, поскольку на такое действие с его стороны можно розумно рассчитывать; с) после столкновения оказать помощь другому судну, его экипажу и его пассажирам. Такое подробное изложение обязанностей капитана любого судна позволяет квалифицировать их игнорирование и неисполнение в качестве уголовно-наказуемого деяния в национальном уголовном законодательстве. Диспозиция статьи 269 УК Азербайджанской Республики Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие в лаконичной форме воспроизводит все требования ст. 98 Конвенции по морскому праву. Действительно формилуровка Неоказание капитаном судна помощи людям, терпящим бедствие на море или на ином водном пути включает в себя обязанность специального субекта - капитана любого судна, получив сиглан действия или обнаружив человека за бортом, независимо от причины его бедственного положения, обязан с максимально возможной скоростью следовать в район бедствия, спускать на воду шлюпки, подбирать тонущих, поднимать их на свое судно и оказывать медицинскую помощь. Разумным расчетом капитана о неоказании помощи терпящим бедствие может быть толкь серьезная опасность выполнения этих действий для судна, его экипажа и пассажиров. Двадцатый век с его двумя кровавыми мировыми войнами вызвал изменения в структуре международной преступности. Появились такие преступления, которых не знал век девятнадцатый, железный, как геноцид, апартеид, экоцид, массовые нарушения прав человека и другие посягательства. В связи с развитием транснациональных экономических и финансовых обьединений, промышленных корпораций и производственных обьединений международного масштаба расширился круг экономических преступлений, например легализация денежных средств либо иного имущества, добытого преступным путем (отмывание денег), нарушение режима экспорта и другие. Для борьбы с новыми видами преступлений международного характера в большинстве стран мира процессы борьбы с этими деликтами нашли отражение в признании необходимости разработки и принятия новых принципов и норм международного права, которые по своим целям и задачам должны способствовать принятию госмударствами общей позиции в отношении наказуемости особо опасных правонарушений и всеобшего признания их международными преступлениями. Значительная часть этих общих принципов и норм нашла свое отражение в форме международных договоров, конвенций. Это и Гаагские конвенции о законах и обычаях войны 1899 и 1907 годов, Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 года, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года, Конвенция о пресечении преступлений апартеида и наказании за него 1973 года, Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими обьектами 1972 года, Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года. Последнее предписывает государствам - участниками использовать Луну Исключительно в мирных целях. На Луне запрещается создание военных баз, испытание оружия, угрозы силой или применении силы, любые другие враждебные или угроз совершения враждебных действий. Государства - участники соглашения обязуются не выводить на орбитру вокруг Луны или на другую траекторию полета к Луне обьекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения. Принятые государствами обязательства реализируется по следующим направлениям: оказание правовой помощи по уголовным делам, включая выдачу преступников (экстрадиция): заключение и реализация двухсторонних и многосторонних международных договоров о борьбе с преступлениями, представляющими международный характер; разработка и принятие к исполнению международных стандартов (обьязательного или рекомендательного характера) по обеспечению защиты прав человека; признание и исполнение решений иностранных судов по уголовным делам, согласование вопросов международной и национальной юрисдикции; оказание консультативной помощи; обмен информацией, в том числе нормативноправового характера. Все эти направления международного сотрудничества в области борьбы с приступностью могут быть успешно реализированы при условии отражения международных обязательств в нормах национального уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства. На это обстоятельство неоднократно указывалось в международных документах. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН Международное сотрудничество в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития 1990 года государствам членам ООН рекомендуется дополнять и даже развивать международное уголовное право, выполнять в полном обьеме обязательства, вытекающие из международных договоров в этой области, и пересматривать свое внутренное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права. [2] Обеспечение действуюшего уголовного законодательства страны соответствующим требованиям международного уголовного права и международным обязательствам в уголовно-правовой сфере осушествляется путем имплементации. Термин этот происходит от латинского слова implico, что означает исполнять, наполнять. Единообразного определения термина имплементация в совершенной юридической литературе нет. В ряде работ в качестве синонимов данного термина употребляются понятие, трансформация (превращение, преобразование), отражение, инкорпорирование. Все они обозначают один и тот же процесс преобразования, требования международно-правовой нормы в элемент национальной уголовноправовой системы, в диспозицию нормы Уголовного кодекса. [3] По нашему мнению, употребление всех этих терминов для обозначения данного процесса вполне допустимо, но автор отдает предпочтение термину имплементация. Имплементация международных обязательств может быть прямой и опосредованной. Прямое инкорпорирование международной нормы осуществляется в силу акта ратификации международных договоров. В соответствии со статей 95 Конституции Азербайджанской Республики ратификация международных договоров относится к вопросам, решаемым Милли Меджлисом - органом законадательной власти. В такой форме имплементации ответственность индивида за совершение преступления по международному праву может наступать независимо от квалификации деяния в национальном праве. При прямой имплементации для применения норм международного права создаются специальные международные органы (Нюрбергский и Токийский военные трибуналы). При опосредованнной имплементиции в национальном уголовном законодательстве с большей или меньшей текстуальной полнотой воспроизводится текст международно- правовой нормы. В результате чего она становится составной частью национального уголовного законодательства. С позиции законодательной техники опосредованная имплементация международно-правовых норм в национальные уголовные кодексы осуществляется тремя способами: рецепции, отсылки и адаптации. [4] При рецепции в национальное уголовное законодательство включается норма, текстуально повторяющая норму международного права. Так, статья 234 УК Азербайджанской Республики Незаконное изготовление, производство, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров почти дословно воспроизводит текст пункта (а) (и) части 1 статьи 3 Конвенции ООН О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 года. При отсылке в уголовно-правовой норме национального законодательства содержится прямое указание на связь с нормами международного права, при этом диспозиция нормы, как правило, бывает бланкетной. Например, часть 11.5 статьи 11 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики предусматривает, что вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этями лицами преступления на территории Азербайджанской Республики разрешается в соответствии с нормами международного права, к которым отсылает законадатель является ст. 29 Венской Конвенции О дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. о неприкосновенности личности, Конвенции о специальных миссиях и факультативного протокола от 8 декабря 1969 года; статьи 28 Неприкосновенность личности Венской конвенции О представительстве государств и их отношениях с международными организациями универсального характера от 14 марта 1975 года. Указанные международные акты предусматривают, что личность главы представительства и членов дипломатического персонала представителства неприкосновенна. Они не подлежат аресту или задержанию в какой - бы то ни было форме. Глава представительства и члены дипломатического персонала представительства пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания. Бланкетный характер диспозиции нормы национального уголовного закона презюмирует применение норм международного права в полном соответствии с их текстуальным выражением. Третьей формой имплементации выступает адаптация национального законодательства к требованиям  международного права. Применяется она крайне редко в тех случаях, когда государство при присоединении к международным договорам в области борьбы с преступностью фактически освобождается от необходимости внесения соответствующих дополнений и изменений в свое уголовное законодательство в силу того, что в нем уже содержатся запреты и санкции, которые могут применяться для выполнения вновь принятых в силу договоры международных обязатеьств.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

 

1. Панов В.П.Международное уголовное право Учебное пособие. М., Инфра - М, 1997.

2. Трунцевский Ю.В. Нормы международного права как источник российского уголовного права. Автореф. дис. канд. юр. наук. - Рязань, 1995.

3. Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. - Нью-Йорк, ООН. 1992, с. 42.

4. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года (Международная защита прав и свобод человека: сб.документов. М., 1990, С. 14-20).

MÜNDƏRİCAT

 
The chairman of scientific council


PAŞAYEV A.M.

Hava haqqında
Diqqət

Müəlliflə redaksiyanın mövqeyi uyğun olmaya bilər.

Göndərilən əlyazmalar, fotolar geri qaytarılmır.